?

Log in

Цель воспитания – воспитание взрослого человека
Верин-Галицкий Д.В., учитель средней школы № 32 г. Хабаровска,
педагог дополнительного образования


Статья опубликована на сайте журнала "Народное образование"

Образование есть совокупность обучения и воспитания. Но стоит констатировать, что в отечественном образовании произошел очень сильный перекос в сторону обучения, а воспитание в большинстве школ происходит по остаточному принципу и, как правило, состоит из некого набора мероприятий, называемых воспитательными[1]. Во многом этот перекос обусловлен тем, что в стране потеряны ориентиры, которые должны лежать во главе воспитания, ценности в разных социальных группах существенно отличаются, понятие общественной морали стало атавизмом, и в большой стране отсутствует национальная идея. Уже более двадцати лет эту национальную идею пытаются найти, но пока найти что-то стоящее не получается.  Национальная идея – это  главная отправная точка, которая определяет направленность ценностей, а главный смысл воспитания – передача ценностного опыта от старших младшим.  И если нет отправной точки, которой является национальная идея, то построение воспитательной системы становится весьма затруднительным, поскольку неясно, как вообще необходимо воспитывать юных граждан России, в каком направлении строить воспитательную работу.
Еще одной немаловажной причиной такого перекоса является трудоёмкость механизмов внешней оценки воспитания, в отличие от обучения, которое характеризуется отметками, баллами ЕГЭ, победами в олимпиадах и пр., т.е. легко поддаётся формализации[2]. Внешняя оценка воспитательной работы школы является весьма сложной процедурой. Поскольку результаты воспитания очень сильно отсрочены и вероятностны, они, по большому счету, не поддаются формализации. Набор же красочных воспитательных мероприятий не может являться основным фактором качественной воспитательной работы. Но, как правило, именно по  количеству мероприятий и их «красочности», а не по их направленности[3], и происходит внешняя оценка качества воспитательной работы. И никто не задаётся вопросом: а кого «делают» эти воспитательные мероприятия созидателей или потребителей, циников или высоконравственных людей.[4]
Но кого бы хотелось выпускать из школы в большую жизнь?
Давайте отвлечемся от конъюнктурных веяний, навязываемых нам прозападными и проамериканскими деятелями от политики и образования, и не станем поддаваться моде на конкурентоспособность, предприимчивость и успешность[5], а всё-таки подумаем, какими бы мы хотели видеть в будущем наших детей, тех, для которых мы являемся родителями, школьными учителями, педагогами дополнительного образования. Но для убедительности будем исходить именно из наших родительских желаний в отношении своих детей, это очень важно, потому что своим детям плохого мы не пожелаем, а если своим не пожелаем, то чем хуже те, кого мы учим и воспитываем по роду своей профессиональной деятельности?
Безусловно, все хотят своим детям счастья и мирного неба над головой. Но если мирное небо категория абсолютная, то счастье категория весьма относительная. Для одних счастье их детей видится в беззаботной жизни, во всех мыслимых и немыслимых благах, которые должны быть у их ребенка не только в период их будущей взрослой жизни, но и прямо сейчас. И задаривают своих чад всевозможными электронными гаджетами, дорогой одеждой, оплатой развлечений и всего того, что только их отпрыски не пожелают, покупая таким образом расположение своих детей, из года в год многократно увеличивая эту статью своих расходов. К сожалению, такие родители начинают понимать, что в воспитании своих детей делали что-то не так, как правило, слишком поздно, когда их ребенок уже превратился в законченного мажора и эгоиста, а его отношения с родителями стали носить исключительно потребительский характер.
Для других счастье их детей заключается в том, чтобы дети выросли достойными людьми, смогли реализовать себя как личности, чтобы у них сложилась семейная жизнь, чтобы в их семьях родились дети, и тоже стали достойными людьми. Согласитесь, такой подход к счастью детей более разумный и совершенно естественный. Или всё-таки кто-то считает для себя более приемлемым первый вариант? В конце концов, своё направление в воспитании своих детей каждый родитель выбирает сам. И отвечает за то, что он делает, тоже сам. Искать виновных потом будет бессмысленно, да и поиск «ведьм», даже если они и будут «назначены», всё равно уже ничего не исправит.
Безусловно, для здравомыслящего человека второй вариант является наиболее приемлемым. Ну, а раз так, то нам очень бы хотелось, чтобы вы приняли некоторые отправные положения в качестве аксиом, чтобы у нас с вами не возникало противоречий. На основании этих аксиом и должна строиться вся наша воспитательная работа.
Итак, для того, чтобы наши дети (наши с вами дети) выросли достойными людьми, смогли реализовать себя как личности, чтобы у них сложилась семейная жизнь, чтобы в их семьях родились дети, и тоже стали достойными людьми, в первую очередь у них, к окончанию официального детства (окончанию школы), должны быть сформированы ряд черт и способностей, характеризующих их как взрослых. Итак, ребенок должен стать взрослым.  Не по возрасту (по возрасту с течением времени они ими станут и без нашего воспитания), а взрослыми по самосознанию, по отношению к миру и людям близкого и дальнего окружения. Нормальными адекватными взрослыми.
Ребенок должен стать взрослым – это  главное основание, которое мы принимаем безоговорочно, соответственно для нас взросление – это главный процесс детства и его смысл.
Большинство из нас интуитивно понимает метафору «стать взрослым», но не каждый превращает её в определение. Давайте попробуем это сделать.
Взрослый – это не возрастная категория. Под взрослым мы понимаем человека готового к самостоятельной (независимой от родителей или опекунов) жизни, к самостоятельной трудовой деятельности, к решению возникающих проблем, к принятию ответственности за себя и за других людей, к принятию роли мужа(жены), отца(матери)[6].
Или кто-то с этим не согласен? А поскольку мы соглашаемся с тем, что «становиться взрослым» это главная цель в воспитании детей, то давайте определим, по каким признакам мы выделяем взрослого человека из множества невзрослых, то есть переведем представленное выше определение в качества и способности человека, без которых представление о человеке как о взрослом невозможно и над формированием которых необходимо работать именно в детстве. 
Конечно же, взрослый должен быть самостоятельным. Решил и сделал. Значит, необходимо воспитывать самостоятельность. Причем необходимо начинать это делать как можно раньше. Лучше с первых шагов. Потом может оказаться, что уже поздно. Получив в раннем детстве по рукам за попытки проявления самостоятельности, желание её проявлять в дальнейшем у ребенка постепенно пропадает, и само общество, считающее себя цивилизованным, как правило, не способствует её развитию. 
Но как воспитывать самостоятельность, если «сюда не ходи, туда не ходи, это не бери, туда не лезь…»? Поэтому думаем, как это делать и ищем ресурсы, как в ситуации великого множества обоснованных и необоснованных ограничений и запретов самостоятельность воспитывать.
Связана ли самостоятельность с ответственностью? Безусловно, связана! Взрослому необходимо быть ответственным за себя, за других людей, за свои поступки, которые он совершает, за слова, которые он произносит. Но как воспитывать ответственность? Строгими скучными нотациями: «Ты должен быть ответственным…»? Едва ли это даст результат. И здесь думаем, как сделать так, чтобы эту важную черту характера ребенок вынес во взрослую жизнь.
Наверное, взрослому необходимо уметь добиваться поставленных целей и не пасовать перед трудностями. Конечно, необходимо! И еще ему необходимо иметь потенциал жизненной устойчивости, чтобы не ломаться в тяжелых ситуациях, которые нет‑нет, да вдруг случаются. И то, и другое – это проявление воли, а  воля – это один из очень важных механизмов управления нашей жизнью. Поэтому волю надо воспитывать, и желательно с младенческого возраста.
А еще взрослый от невзрослого отличается способностью внутреннего анализа своих поступков, мира вокруг и корректировкой своей нынешней и будущей жизни в соответствии с этим анализом. Этот внутренний анализ называется рефлексией. Рефлексия  тоже является одним из механизмов управления нашей жизнью. Развитость же рефлексивных способностей зависит и от развитости интеллекта, и от накопленного жизненного опыта, и от личностных установок. Способность к рефлексии – это как раз одна из тех способностей, которая существенно выделяет  человека из животного мира. Но эту способность, как и любые способности, надо развивать, чтобы она не оставалась в зачаточном состоянии. И это тоже требует немалых  усилий.
Еще, какими мы бы хотели видеть своих детей? Конечно же, такими, чтобы не предали и не продали. В первую очередь нас самих. Ну, допустим, когда наш возраст и наше физическое состояние будут требовать ухода за нами... Притчу про стакан воды помните?... То есть, чтобы с нравственностью у них всё было нормально. Несмотря на перевернутость современного мира с ног на голову, нравственность пережитком прошлого не стала. Механизмы формирования нравственности весьма непростые, и, конечно же, они далеки от нотаций. Только поучениями  с интонацией, не требующей возражений, мало что можно сделать[7].
Вот это главное. Без всего этого воспитайте конкурентоспособного, успешного, предприимчивого и… он вас самих же и «закатает в асфальт».  И его не остановит ни то, что вы были его учителем или отцом-матерью. Он будет запрограммирован на лучшее место под солнцем, и… пойдет к этому лучшему месту под солнцем по головам других людей, не считаясь ни с чем и ни с кем. Кого тогда винить в этом? Но вы это сделали своими руками…
Детство очень быстротечно. Но отпечаток на будущей жизни оставляет весьма ощутимый. Если в детстве не сформировать взрослые черты характера и способности, а так же нравственные установки то, выпустив ребенка за порог школы, это сделать будет весьма затруднительно, а может быть и невозможно. И важно успевать делать всё своевременно.
Поэтому, совершенно естественным образом у нас выкристаллизовалась цель воспитания, которая заключается в воспитании взрослого человека. И задачи воспитания, которых немного, которые вполне конкретны, и которые заключаются в формировании у ребенка таких черт характера как самостоятельность и ответственность, способности к волевому поведению, способности к рефлексии, а так же крепкой нравственной базы[8]. Для достижения этой цели через реализацию этих задач формы педагогической работы в умелых руках могут быть самыми разными – коллективные творческие дела, детский туризм, детский театр, спорт и др. А вот когда мы будем умно работать над реализацией этих задач, то в процессе детской деятельности постепенно-постепенно, совершенно исподволь, будут формироваться коммуникативные навыки, лидерские качества, умение при необходимости уходить от лидирующей роли и становиться исполнителем  и многое-многое другое, что необходимо для жизни и трудовой деятельности среди людей. Человек существо социальное и его взросление возможно только среди людей и в прямом контакте с ними.

Web-сайт автора статьи     http://статьчеловеком.рф/






[1] Весьма часто «воспитательные» мероприятия при более близком рассмотрении, являются не столько воспитательными, сколько псевдовоспитательными, какбывоспитательными, вроде бы что-то есть, для галочки, а реальный педагогический эффект либо ничтожный, либо нет его вовсе.
[2] Если процесс легко формализуем (т.е. отбрасывается всё несущественное, а для построения модели описывающей этот процесс оставляют только наиболее значимые признаки, критерии, категории и пр.), то различные формы школьной отчетности строятся достаточно просто. Если же процесс не формализуем, то его оценка может быть только экспертной, что очень сильно затруднит работу органов управления образованием на всех его ступенях. Модель для оценки качества  обучения в примитивном виде строится весьма элементарно, поскольку критериями являются отметки, баллы, места на олимпиадах, т.е. критерии, которые легко обрабатываются математически, соответственно и отчитываться нижестоящим перед вышестоящими посредством этих категорий много проще. Больших педагогических талантов для такой экспертизы не требуется: бери да сравнивай, у кого балл выше, тот и лучший.
[3] Т.е. на формирование чего направлены эти мероприятия (патриотизма, нравственности, воли и т.д.)
[4] Большинство современных школ, в которых учатся дети состоятельных родителей, очень «умело» внешкольную работу строят на средства родителей. Как правило, такие мероприятия имеют смысл развлечений, причем развлечений не из дешевых. Удобно педагогам (собрали деньги и поручили работу «профессионалам» –массовикам-затейникам ), удобно «профессионалам» (они при деле и при заработке),   но только кого воспитывают такие массово-развлекательные мероприятия?
[5] В современном толковании конкурентоспособный – значит ориентированный на социальный успех, на более престижное и высокооплачиваемое место работы. Но тогда возникает вопрос, если это национальная ценность, то кто тогда должен дома строить в роли рабочих, обеды готовить, детей воспитывать и выполнять множество других общественно значимых функций, в которых ценность конкурентоспособности является весьма сомнительной? Конкурентоспособность весьма специфическая ценность. То, что является благом в экономике, не может автоматически являться благом в социальной жизни общества.
Успешный в незрелом подростковом восприятии – тот, кто может предъявить своему окружению атрибуты успешности (дорогая машина, квартира или дом в престижном районе и пр.), и тот, кто занят в деятельности, доходы от которой не позволяют предъявить эти атрибуты, априори считается неудачником. Заигравшись с термином «успешность» как-то совершенно забыли про цену этого самого успеха, его нравственную сторону. Ведь к своему личному успеху можно идти по головам других людей не считаясь ни с чем.
А быть предприимчивым? Требование времени?  Но покупать выполненные домашние задания у одноклассников – это тоже быть предприимчивым. Подумайте об этом.
[6] Верин-Галицкий Д.В. «О ценностях воспитания». Журнал «Народное образование». Москва. 2013, № 3, С.157-161. http://статьчеловеком.рф/?page_id=427
[7] О механизмах формирования нравственности см. Верин-Галицкий Д.В. «О нравственном воспитании». Журнал «Социальная педагогика». Издательство «Народное образование». Москва. — 2012. — № 3. — С. 119-125 http://статьчеловеком.рф/?page_id=40
С 31 октября по 7 ноября 2015 года юные туристы клуба «Арго» совершили поход по Партизанскому хребту Приморского края.
I
В августе 2015 года на сайте "Стать Человеком" http://статьчеловеком.рф/ появилась страница "Если можете, поддержите нас!".

Размещаем здесь её содержание.

Если можете, поддержите нас!

Уважаемые гости нашего сайта!

С помощью сайта «Стать  Человеком» (http://статьчеловеком.рф) Вы немного познакомились с нашими  педагогическими представлениями о том, что должно происходить с человеком  в школьный период его жизни, чтобы взрослея, он становился нормальным адекватным взрослым. Мы очень надеемся, что страницы сайта представили Вам нашу реальную педагогическую работу и Вы по достоинству смогли её  оценить. Если у Вас в душе вдруг  появился отклик и у Вас есть желание и возможность поддержать нас материально, мы будем Вам очень признательны.

Способы перечисления средств:


  1. Платежная система Яндекс-деньги, номер счета 410011306674701

  2. Сбербанк, карта 4276 8700 3124 7880

Если появится желание просто написать нам и сказать какие-то добрые слова пишите по адресу  statchelovekom@mail.ru

Ситуация или Почему мы просим помощи

Наш детский клуб «Арго» официально это кружок при небольшом подростковом клубе на микрорайоне, где руководитель является совместителем  и получает весьма и весьма скромную зарплату. (Основное место работы руководителя – учитель информатики средней школы.) Занятия наши для детей бесплатны и другими они быть не могут в принципе, потому что наш детский спортивный туризм – спорт не элитарный, а что ни на есть самый для народа, где и пахать надо будь здоров как, и стерильных условий мы не обещаем. Ведь спортивные походы и соревнования это кровь и пот, иногда в холоде, иногда в грязи, иногда под нещадно палящим  солнцем или проливным дождем. Так что мажоры у нас не выживают, да и не идут они к нам, это не для них.

Иногда, администрация подросткового клуба, к которому мы относимся,   выделяет какие-то деньги на приобретение снаряжения. Поверьте, это очень небольшие и крайне эпизодические деньги и, конечно же, они недостаточны, поскольку современное альпинистское, туристское, спортивное снаряжение весьма дорогостоящее. Возможности же у подросткового клуба действительно весьма скромные и мы не можем требовать того, чего нам дать попросту не смогут. Ведь отдав нам, заберут у других.

Все мероприятия, которые мы проводим – мы проводим на средства родителей наших детей. Наш принцип при проведении мероприятий:  для родителей детей они не должны быть дорогими, чтобы в них могли участвовать дети, чьи родители не имеют высоких доходов, коих большинство. Других же источников финансирования наших мероприятий у нас нет. Поэтому походы наши малобюджетны, и проводим мы их в районах незначительно удаленных от нашего города Хабаровска, т. е. таких, куда можно добраться железнодорожным транспортом,  потому что использование автомобильного транспорта сразу  значительно увеличивает стоимость похода. Поэтому районы, выходящие за пределы Юга Хабаровского края, Приморского края и Еврейской автономной области, априори для нас закрыты. Саяны закрыты, Алтай закрыт, Байкал закрыт, манящая Камчатка, которая вроде бы совсем рядом (но так далека!) закрыта, потому что туда «только самолетом можно долететь», Кавказ и Карелия тем более закрыты…  Дети должны ногами ходить по своей стране, видеть её, дышать её воздухом, чувствовать её. Только тогда можно говорить о воспитании патриотизма. Потому что патриотизм в первую очередь  это внутреннее единение со своей страной, ощущение в себе чувства Родины. А чувство Родины рождается у человека только в детстве… Нам не нужны гостиницы, нам не нужны рестораны, мы можем и умеем обходиться минимальным, но транспортный вопрос для нас, живущих на Дальнем Востоке, это проблема из проблем.

А соревнования… Мало того, что снаряжение соревновательное весьма дорогостоящее (но это головная боль руководителя),  так и участие детской команды в различных соревнованиях, включая краевой ранг, теперь возможно через стартовый взнос с каждого участника. Это вообще нонсенс, но при этом – это реалии современного детского спорта. И мы не виним организаторов соревнований, они вынуждены идти по пути сбора стартового взноса, иначе ничего не будет организовываться и просто всё умрет.

В нашей работе постоянно возникают ситуации, которые, к сожалению, без денег решать весьма затруднительно. Мы бы рады были их решать без денег, но не получается. Наш вид спорта спортивный туризм, и для того, чтобы эффективно тренировать воспитанников, как для походов, так и для соревнований, необходимо тренироваться на разных спортивных полигонах, потому что, например, учиться ориентированию в школьном классе невозможно – с картой надо бегать по лесу, а не мультимедиапрезентации про ориентирование на экране разглядывать. На лыжах надо тренироваться не только вокруг школы, что тоже неплохо, но потенциал таких тренировок весьма ограничен, а выезжать на нормальные лыжные трассы…  Так что садит руководитель своих воспитанников в свой микроавтобус и поехали. А за счет каких средств это происходит? Собственно этот вопрос отечественные органы управлением образования не интересует. Ну не интересует, не нужно им думать про это. Потому что начнут думать, напридумывают такого, что еще больше обложат нас как волков так, чтобы мы дома сидели, и нос свой вообще никуда из него не высовывали. Итак уже столько напридумывали чтобы усложнить нам нашу работу, не надо больше! Поэтому, меньше знаешь, спокойнее спишь. Вот они и спят спокойно.  А кто платит за бензин для поездки на детскую тренировку? Платит руководитель детского кружка. Собственно, он этого может не делать, каково финансирование, такова и работа. Но вот совесть и любовь к своему делу и своим воспитанникам  заставляют…

Еще один очень важный фактор, почему мы принципиально не идем по пути постоянных сборов с родителей наших детей средств на удовлетворение всех наших нужд, пути, который мы считаем  абсолютно порочным, но породившем реалии, в которых сейчас существует пожалуй вся современная российская общеобразовательная школа, учреждения допобразования и учреждения дошкольного образования. Первое, когда в отношениях «учитель (наставник, тренер) – ученик (воспитанник)», «учитель – родители ученика» появляются деньги, то утрачивается тонкая нить человеческих отношений, которая позволяет учителю вести ученика за собой. Как только появляются  деньги («сдайте на то», «принесите на это…») в разных их проявлениях, то учитель из учителя превращается в менеджера. Есть вещи, которые должны существовать на удалении друг от друга и не пересекаться. Учитель менеджером быть не может в принципе. Даже не то что не может, не имеет права им быть!  Потому что учитель – это воспитание (и только во вторую очередь обучение), это ценности, это передача нравственного опыта, а менеджер – это управление процессом, чтобы он приносил прибыль. Если он менеджер, то он не учитель. Нет, он может быть преподавателем, но только не учителем. Мы всё-таки больше азиаты, где учитель это Учитель. Но злые силы в нашей стране очень упорно и очень старательно делают всё, чтобы уничтожить роль учителя как Учителя, как Наставника, как Человека способного вести за собой. И, к сожалению, им это удаётся. Но мы пока не сдаёмся.

Второе, как только в таких добровольных для детей  кружках как наш, появляются частые сборы средств «на то» и «на это», то это начинает работать на то, чтобы детей в этом кружке становилось всё меньше и меньше. Согласитесь, так просто можно всех растерять. Нет, в отчетах по инстанциям органов управлением образования они будут числиться, а вот на занятия приходить они уже не будут.

Нам очень хочется, чтобы дети у нас просто занимались спортивным туризмом. Чтобы приходили, тренировались, ходили с нами в походы, получали уроки жизни, взрослели, становились достойными гражданами своей страны и… ничего за это не платили. Так правильно. Так должно быть.

Детский клуб «Арго»

А теперь несколько слов лично от руководителя Детского клуба «Арго».

Описанная ситуация не только наша ситуация, она характерна для большинства таких кружков как наш. А ведь именно такие кружки, секции, клубы  как наш дают детям то, что для их жизни ни школа с её физикой, химией  и геометрией, какой бы хорошей школа не была, ни родители, какими бы они хорошими родителями не были – не дадут. Ну не дают и не дадут, просто поверьте или же перечитайте «Школа взросления», «О нравственном воспитании», «О ценностях воспитания».  Кто бы чего не говорил про новое время, про современные тренды, про то, что дети уже другие, простите, но ерунда всё это. Это отговорки для оправдания педагогической некомпетентности государственной политики в области образования и детского спорта нового времени (с 1991-го года). Детей под себя делают взрослые. И развращают детей тоже взрослые. Подсаживают на наркотик компьютеров, телефонов, планшетов и прочих IT-гаджетов их тоже взрослые. Детям же нужны детские объединения, в которых есть реальная (реальная, а не имитационная!) деятельность, с честными и открытыми отношениями и которых должно быть много.  Детям нужны адекватные взрослые рядом, с правильными нравственными установками, с ценностями и любовью в душе, а не рублями в глазах, повернутыми лицом к ним и способными вести за собой.

Мне очень стыдно за свою страну, в которой есть то, о чем написано выше. Но так есть. Мне страшно за будущее моей страны – России, которая имеет ту государственную политику в области воспитания, которую имеет. Пустых мест не бывает. Водичка дырочку находит всегда, и то, что не заполняется воспитанием, заполняется наркотиками, табакокурением, алкоголем, свободными от канонов традиционного общества отношениями (разврат, однополая любовь и пр.), а если смотреть шире, то всем тем, что направлено на уничтожение Жизни.

С уважением и благодарностью.

Дмитрий Вячеславович Верин-Галицкий

Часть 1. Начало
Часть 2. Немножко о "развитии", образном мышлении и рабочих тетрадях

Часть 3. Маркерные и интерактивные доски


Еще одна больная тема. Установка в учебных классах белых экранов, маркерных и интерактивных досок. Обычные меловые доски рядом с ними просто позапрошлый век! Мы же провозгласили политику инновационного развития! Но, только опять множество этих самых «но».
Начнем с белых маркерных досок. Неоспоримые её плюсы: меньше пыли и кожа рук пишущего не сохнет. Теперь о минусах. Практически все белые доски отсвечивают окна и потолочные светильники искуственного освещения. Время жизни маркера, которым пишут на такой доске, невелико. Маркер «умирает» очень быстро, «живет» день, максимум два. Нет, если на доске задачи по математике (физике, химии и пр.) не решать, или упражнения по русскому не выполнять, а писать лишь иногда, то «жить» он будет дольше, а если работать по-честному, то он «умирает» быстро. Дешевых маркеров для доски отечественного производства я не встречал, все они импортные, соответственно, все привязаны к доллару.  За 2014-15 учебный год, при скачке стоимости доллара, соответственно цены на маркеры выросли более чем в 2 раза. Весной 2015-го года стоимость  самых бюджетных маркеров в магазинах города Хабаровска достигла 55 р. (это две булки хлеба). Может быть есть школы,  в которых у учителей голова о маркерах не болит: сделал заявку заму по АХЧ, и  сколько надо маркеров, столько и появилось. Лично я таких школ не знаю. Как правило, учителя покупают маркеры либо на деньги, собранные с родителей своих учеников, а те кто поскромнее - так просто на свои.
Не писать на белой доске конечно можно, тогда доска становится не инструментом работы, а реквизитом, но мне кажется такой стиль работы несколько странным. Писать на доске надо и писать надо много. И учителю, и ученикам. Когда учитель во время объяснения нового материала пишет сам, он включен в учебную работу, он живет в ней, даже если он не очень знает учебный материал (учителя не боги, а всего лишь обычные люди, а учебный материал может быть сложен и для учителя в том числе, молодые учителя асами тоже становятся не сразу, а происходит это через кровь и пот), то, в конце концов, он его, простите за банальность, сам выучивает, разбирается в его нюансах, и со временем хорошо начинает преподавать.
Теперь немножко о белых экранах, интерактивных досках и проекторах.
Если же материал выдается с проектора готовым текстом на экране (заметьте, писать при этом на доске не надо, прямая экономия на маркерах!), разборы решения задач происходят так же – через экран, учитель сам не пишет, а демонстрирует разбор задачи, например, через слайды PowerPoint, то включенность в работу класса, поверьте, весьма сомнительная. Ну спишут они с экрана, а что при этом произносилось услышат, а тем более запомнят едва ли. Акта непосредственно решения задачи не было. Учитель перед детьми как образец человека, который умеет это делать, не предстал. А знает ли он без подсказки слайдов PowerPoint материал сам-то?  Так за что его как учителя уважать? А уважение к учителю как к профессионалу складывается из этого в первую очередь.
Вообще экраны, проекторы и компьютерная программа PowerPoint учителей и преподавателей ВУЗов весьма сильно развратили. Часто вместо того, чтобы на экран выводить только иллюстративный материал, на экран выводится текст, который школьникам или студентам возможно лишь в подзорную трубу рассматривать, а сам преподаватель либо читает его с экрана, стоя спиной или вполоборота к аудитории (что, на мой взгляд, является признаком неуважения к самой этой аудитории), либо даже не читает, а только листает слайды. Но это уже совсем профанация работы.
А вы вообще сами-то пробовали находиться рядом с интерактивной доской, на которую проецируется изображение с проектора, на расстоянии 30-40 см? А если какое-то время на неё смотреть, ну потому что необходимо что-то на ней писать? (30-40 см – это примерно расстояние, которое отделяет глаза от доски, когда мы на ней пишем.) Пробовали? Ну, попробуйте. Когда попробуете, может, поймете, что детей к ней и близко подпускать нельзя. Как долго вы сможете на неё смотреть с расстояния 30-40 см? Очень быстро вам захочется от неё отвернуться. Белая поверхность доски, а точнее отраженного от белой поверхности луча света от проектора… Ну, встаньте, встаньте перед такой доской!!! Где же ты, Роспотребнадзор? Чиновники Роспотребнадзора, ау-у…
В начальной школе дети вообще около классной доски должны жить, т.е. проводить возле неё много времени. Работа ученика у классной доски имеет огромное количество смыслов: это и развитие тактильного восприятия, это и развитие моторики рук, это и навык публичных выступлений, это и отличное от сидячего положения головы при умственной работе (а голова должна учиться работать не только сидя над тетрадкой, но и стоя в том числе), это формирование культуры общения со взрослым, с аудиторией... Дайте возможность детям на перемене просто рисовать на доске. И они будут рисовать. Рисовать и стирать, рисовать и стирать. Но всё это возможно только на обычной хорошей меловой доске. Не на маркерной, которая вас просто разорит, и тем более не на интерактивной, которая делает детей слепыми.
Поверьте человеку, у которого с 1991-года и по настоящее время основной рабочий инструмент это классная доска, а рабочее место – это окрестности этой самой классной доски, т.е. пространство между классной доской и учениками,  что перед меловой доской по субъективным ощущениям находиться много комфортнее, чем перед отражающей яркий свет интерактивной доской. 
И еще некоторые детали. Контрастность меловой линии на меловой доске значительно выше такой же линии выведенной через проектор на экран, и тем более она выше «севшего» маркера, а «не севшими» маркеры бывают недолго. Хотите опровергнуть? Попытайтесь! 
Мел, это минерал, который вышел из земли. Из земли вышел, в землю и вернулся. Маркеры для белых досок – это пластмасса, а пластмасса, как вы знаете, в земле не разлагается. А, как я уже выше отметил, для честной учебной работы маркеров надо много. Очень много. Значит надо больше нефти, которая и является основным сырьём для пластмассы.
Меловая доска  – это пыль, аллергические реакции, сухая кожа рук? Поверьте, эти доводы от лукавого. Доску надо мыть мокрой тряпкой, и тогда пыли не будет. Поверхность доски должна быть такой, чтобы мел не сыпался при письме, а оставался на доске. А не будет пыли, не будет и аллергических реакций. А сделать так чтобы мел длительно не контактировал с кожей рук…  Поверьте, при нынешнем развитии науки и техники это совершенно не сложно.  Доска должна быть большая, на всю ширину стены, чтобы было место и где писать, и где сохнуть поверхности, которую помыли, а хорошая контрастность мела на хорошей доске (а хорошая, эта такая, которая не отсвечивает, и с которой мел не сыпется) позволяет видеть записи с любого конца класса.
Срок жизни качественно сделанной стеклянной меловой доски (если кто еще такие помнит) если не вечный, то очень большой. Матовое стекло в отличие от полимерных меловых поверхностей времени не подвластно. Отсвечивать –  не отсвечивает, мел с неё на голову не сыпется. Цвет при изготовлении доски можно задать любой (краска наносится на оборотную сторону стекла). Клетки, линейки для начальной школы – да, пожалуйста… Беда для дельцов от образования вот в чем: эта самая «вечность» такой доски и отсутствие на неё расходных материалов кроме банального мела, который всего лишь минерал из земли  и себестоимость которого невелика. Куда выгоднее, прикрываясь инновационным развитием, поставлять школе дорогие проекторы, интерактивные доски, которые далеко не вечные, а значит, всегда будет потребность либо в комплектующих, либо в новых. А вопрос утилизации отслужившее своё  всей этой компьютерной техники здесь мы просто оставляем за скобками. А ведь на самом деле проблема из проблем. Ведь вся эта отработавшая свой ресурс "пластмасса" в нашей стране просто выбрасывается на свалку, часто там горит, отравляя воздух и землю...

Продолжение следует......
Часть 1. Начало

Часть 2.

В старых учебниках по педагогике образование определяется как совокупность обучения и воспитания. С недавних пор к обучению и воспитанию стали добавлять еще и развитие. Я не особенно понимаю, что за такое «развитие» выделенное из контекста «обучения и воспитания» в отдельную категорию. «Обучать» - понимаю, «воспитывать» – понимаю, а развитие происходит в процессе первого и второго. Решая задачи по математике ребенок развивает свои мыслительные способности. Выучивая стихи, правила, теоремы – тренирует (развивает) память. Работая с литературными произведениями постепенно, шаг за шагом при помощи учителя развивается его нравственность. Занимаясь физкультурой и спортом развивается тело и воля. Что за отдельное такое «развитие»? Не понимаю. Нет, на самом деле я понимаю откуда ветер дует. Дело в том, что под это самое «развитие» в школу можно напихать столько всякого хлама – великое множество всевозможных бестолковых учебных дисциплин, толстых рабочих тетрадей на печатной основе, компьютеров и всяких гаджетов, работа с которыми занимает большое количество времени ученика, сильно уводя его в сторону от того, что на выходе из начальной школы он должен представить в качестве своих главных навыков, так необходимых для дальнейшей учебы в школе. А напихивание в школу ненужного – это целая индустрия, это бизнес, это деньги. Ну, развивать же надо деток! Кто же возразит против развития? Вы как родитель разве возразите против развития своего ребенка? Только дети от этого развития более продвинутыми в учебе не становятся. Развитыми? В чем развитыми? У них появляется супер-память, или исключительные логические способности? Да нет, вроде не появляются. Так к чему нужно такое развитие, если на выходе из начальной школы дети не получают навыков, необходимых для их дальнейшей успешной жизни и учебы в школе? Навыки не получены, а драгоценное время потеряно. А бизнес от образования  о-о-чень даже в такой ситуации «развития» процветает.

Мы упомянули про рабочие тетради. Те, кто учился в школе давно, или их дети учились давно, полагаю, подумают, что это тетрадка в клетку или в линейку в 12, 18, 48, 96 листов, которая подписывается примерно так.


Нет, современные рабочие тетради – это фактически, книжки-задачники, только для одноразового использования. Напечатанные тексты задач, около которых есть специальные поля для решений и ответов, в которые эти решения и ответы надо вписывать. В них много картинок, всё образно, всё наглядно. Берет такую рабочую тетрадь в руки дядька лет пятидесяти, и с сожалением отмечает, что в его детстве такого не было… Ну, с такими пособиями просто чудо в обучении и развитии наших детей должно произойти! Только вот чуда, черт возьми, не происходит. Почему? Давайте посмотрим, почему не происходит.
Радетели визуализации,  каких только образов в этих пособиях не создают, каких только картинок в них рисуют, убеждая нас в том, что при работе с таким красочным содержанием ребенок легче усваивает материал, развивается его образное мышление. Друзья, но это не более чем маркетинговый ход и к развитию образного мышления он не имеет никакого отношения. Да, материал отчасти понимается легче, но для того, чтобы развитие происходило, необходимо усилия прилагать. А без усилий развития не будет. Вы же понимаете, что это аксиома.
Образное мышление –  это способность воспроизводить в голове образ объекта, процесса или явления, долгое время удерживать на нём внимание, совершать с ним мыслительные операции. И чем больший объем текстовой информации человек может визуализировать в своей голове, удерживать его, совершать с ним мыслительные операции, тем более развито образное мышление. А для развития образного мышления надо не чужие готовые картинки рассматривать, а самому, взяв содержание из текста или рассказа учителя, представлять это содержание в своей голове. Ребенок должен испытывать некоторый визуальный голод,   тогда, то чего не хватает перед его глазами, будет достраиваться у него в воображении.
Простой пример: две девочки, у одной – кукла Барби со всем её ярким гардеробом, другом Кеном и домом для них обоих; другой девочке, неискушенной обилием красочных игрушек, дают деревянную чурочку и говорят: «Это твоя куколка, давай будем её укладывать спать». Возможно это может показаться абсурдным, но педагогически более ценной является именно вторая ситуация, в которой девочка, не обращая внимания, что у её «куклы» нет головы, рук, ног, заворачивает её в платочек, баюкает, поёт ей песню. Или малыш, у которого множество разных современных игрушек, всё же берет в руку деревянный брусочек из набора кубиков и «возит» его по всей квартире, следом ползает на коленях и отмечает родителям: «Это моя машина!» Где та машина? У неё же ни колес, ни кабины! Да у ребенка в голове она!  Детям излишняя визуализация вредна, потому что она не даёт пространства для фантазирования. Чего фантазировать, если тебе всё дали в готовом виде?
Следующий забавный и одновременно грустный момент. Несколько учебников, несколько рабочих тетрадей и… ранец первоклассника становится такой тяжелый, что его в школу за ученика носит мама(папа) или дедушка(бабушка) ученика. Те же, кто вышел из Советского Союза, полагаю, помнят, что в ранце первоклассника кроме учебника математики и букваря, каждый толщиной по сантиметру, учебника по чтению толщиной в полтора сантиметра, и трех-четырех тетрадок по 12 листов, ручки, линейки, карандаша и резинки ничего не было. Ну, или иногда что-то добавлялось для труда, ИЗО или физкультуры. Вес ранцев учеников 70-х годов XX века и современных первоклассников ощутимо отличаются. Сейчас до абсурда доходит, в продаже есть портфели для первоклассников в комплектации с ручкой и колесами для его транспортировки, или того круче – кейсы с жестким корпусом сродни чемоданам для дальних междугородних поездок. Тяжелый детский портфель – это ненормально, так не должно быть!  Чего же мы взрослые сами своих детей калечим? Или задача поставлена так, чтобы изначально всех детей сделать больными, и  продавать еще больше лекарств?
Когда дети работают в обычных тонких тетрадках, то они учатся правильно оформлять выполнение заданий в классе и дома. Без этого оформления тетрадка будет выглядеть неопрятно, как черновик. И за ведение тетрадей, за их аккуратность, учителя, работающие в традиционной парадигме, периодически ставят отметки, эти отметки так и называются – «за ведение тетради». В тетрадях на печатной основе детские записи не компактны, находятся вперемежку с печатным содержанием, и неаккуратные записи визуально теряются, сильно не бросаются в глаза.
Если домашнее задание в обычной тонкой тетради, как правило, не выходит за пределы одной страницы, которое находится на границе исписанного и неисписанного, сами тетради легки, и стопочку в 25 тетрадок учителю даже домой при необходимости взять несложно, то домашние задания в тетрадях на печатной основе могут занимать несколько страниц, которые кроме как проверять, еще надо и банально листать, т.е.  тратить еще и на это время. А стопка из 25 таких тетрадок весит… ну много весит, домой их уже не понесёшь.  В школе учительница их не успела проверить (потому что работала в  первую и вторую смену – учителей то не хватает), и домой не взяла. Детские задания остались непроверенными. Раз это случилось, потом повторилось и учительница начинает привыкать к тому, что, собственно можно обходиться и без проверки детских рабочих тетрадок. Ну, как вы понимаете, если детские работы не проверяются, или проверяются нерегулярно, желать хорошей обученности учеников возможно едва ли. 
Подсадив начальную (и не только начальную) школу на рабочие тетради на печатной основе, дельцы от образования потирают руки. Тетради то эти одноразовые, в них же ученик пишет. По окончании учебного года место такой тетради в макулатуре или того хуже просто на свалке. Другой ученик ей пользоваться уже не сможет. Ну да, лес в нашей стране пока есть, а человек царь природы. Только сколько он будет царствовать? Может стоит уже голову начать включать? Сигналов к тому уже от природы, по-моему, предостаточно.
И еще один немаловажный фактор – цена этих рабочих тетрадей. Она сопоставима со стоимостью учебника. Ну там бумага, хорошая полиграфия… На детях же нельзя экономить! Обычные же тетрадки в 12 листов в клетку или линейку стоят копейки, да и вес у них невелик… Но на копеечных тетрадках бизнес в российском варианте строить не выгодно…

Продолжение см. здесь
Школа, которая мне снится
Вся моя жизнь связана со школой. Вначале я в ней учился. За год до окончания школы решил –  буду учителем. Затем педагогический институт. И со своего  четвертого курса, а это было в 1991-году, и по настоящее время занимаюсь именно тем, чем хотел заниматься в старших классах своей школы – учу детей. То есть что такое школа со множеством её потайных уголков знаю не понаслышке, а глубоко-глубоко изнутри, с теми нюансами, которые скрыты от посторонних глаз. Еще кое-что понимаю о механизмах взросления детей. А еще я не растерял здравого смысла. Почему я упоминаю о здравом смысле? Потому что мне иногда кажется, что либо мир сошел с ума, либо я инопланетянин – слишком много в школе стало того, чего не должно быть в принципе. В общем, стою на асфальте в лыжи обутый, то ли лыжи не едут, то ли лето наступило…
Мой сын через какое-то время пойдет в школу, а вместе с ним в этот путь отправимся и мы – его родители. И, конечно же, два таких важных обстоятельства  как моя уже весьма давняя жизнь в школе в роли учителя в совокупности с моими представлениями о школе, детях, детстве, взрослении и предстоящее большое путешествие  моего сына по Стране знаний не могли не срезонировать, я стал думать о школе больше. И чтобы не растерять свои мысли, попробую превратить их в текст, который мне очень хочется назвать «Школа, которая мне снится». Это название не моё по факту своего рождения, Оно принадлежит Владимиру Ландсбергу[1], написавшему когда-то свою мечту о школе, названную именно так – «Школа, которая мне снится»[2]. Я лишь воспользовался этой метафорой, и, полагаю, если бы Владимир Исаакович был жив, и мы были бы с ним знакомы, и я бы спросил у него разрешения, я точно уверен, что он бы возражать не стал.
Итак. В какой школе, мне хотелось бы, чтобы учился мой сын? Эта школа должна быть природосообразна и культуросообразна; непротиворечива; в которой «быть Человеком» стоит выше  по иерархии, чем знания школьных предметов на «отлично», но которая при этом даёт эти самые знания глубоко и прочно и дети воспринимают свой учебный труд именно как труд, а не как непонятную неотвратимую повинность детства; в которой стиль учебной работы именно «глаза в глаза», а использование ИКТ педагогически разумно, методически оправдано и используется только тогда, когда без него обойтись невозможно; которая к здоровью детей относится бережно;  в которой детям эмоционально комфортно, а учебная деятельность интересна; где дети не являются средством  заработка  и реализации чьих то амбиций;  которая существует по законам человечности и самое главное, в которой детей любят; в которой учитель не поставщик образовательных услуг, не тьютор, не фассилитатор, а именно Учитель, от которого зависит будущее нашей страны, и это его миссия, с соответствующей этой миссии высоким уважением к учителю в обществе.
Как бы мне не хотелось не критиковать современную отечественную школу, а вместе с ней и саму отечественную систему образования, едва ли это у меня получится. Не критиковать не получится.  По одному простому основанию: перед моими глазами слишком много того, что мне не нравится, но мы вынуждены существовать в этих реалиях. И, полагаю, я имею на это право: с детьми работаю  двадцать шесть лет, а двадцать четыре из них веду уроки в обычной средней школе[3]. Простите, но имею право! И я очень хочу, чтобы то, что мне не нравится, изменилось, и чтобы стало так, как мне нравится. Ведь я мечтаю о школе для своего сына. Разве не имею право желать своему сыну лучшего?
Ну, а теперь давайте по порядку.
Школа должна быть природосообразной. Пожалуй, принцип природосообразности в педагогическом наследии со времен Яна Амоса Коменского является одним из основополагающих. Что же это за принцип такой? Если в двух словах, то обучение и воспитание, как два компонента образования и школы в частности, должны учитывать возрастные и индивидуальные особенности школьников; приращение знаний, умений, навыков должно ложиться на прочный фундамент уже имеющихся знаний, умений и навыков, тем самым постепенно увеличивая их объём, а сам фундамент тем самым делая крепче и устойчивее; средства педагогической работы не должны находиться в конфликте с объективными механизмами интеллектуального и физического развития, а так же социального взросления.
– Разве это не учитывается в современной школе? – спросите вы.
– Скорее «нет», чем «да», – отвечу я.
– Но как же! У нас же такое образование! Целая индустрия, столько ученых занято в образовании, столько диссертаций защищается! – воскликните вы.
– В том то и дело, индустрия образования есть,  и ученых много, и ежегодных защит диссертаций по педагогике о-о-чень много, а природосообразного образования нет. Ну, вот такой парадокс! Почему? Как говорит старая поговорка: дьявол кроется в деталях.
Давайте на некоторые из этих деталей посмотрим чуть внимательнее.
Начнем с начала, то есть с начальной школы. Давайте расфокусированным взглядом посмотрим, что на выходе в качестве результата должна выдать начальная школа. Расфокусированным, это значит, что необходимо выделить только самое главное, на чем строится успешность дальнейшего обучения в школе и не только, и вообще способность человека эффективно учиться всю свою жизнь. Давайте пойдем от обратного, и ответим сами себе на вопрос: на чем строится успешное обучение в средней и старшей школе? Факторов много, это и генетика, это и ламинарное или турбулентное  протекание подросткового возраста, это и установки социума на ценность образованности, это и позиция на всю ту же ценность образованности ближнего круга ребенка (родители, друзья, значимые взрослые), это и готовность к мыслительной деятельности в средней школе, которая формируется в начальной. Что-то из приведенного списка не подвластно влиянию начальной школы, на что-то она может влиять совсем незначительно, а вот подготовить обычного ребенка к мыслительной деятельности за четыре года начальная школа в основном может. И не просто может, а это её прямая обязанность. Главное не распыляться, не пихать в ребенка как в бездонную бочку огромное количество информации, наивно полагая, что таким образом мы его делаем более образованным. Начетчиком[4] вероятнее делаем, а вот образованным едва ли. Да и даже начетчиками многие стать не могут, потому что информации столько много, что она не усваивается даже поверхностно, даже на уровне названий. А у тех детей, кто мотивированы на учебу, но в силу индивидуальных особенностей не могут запоминать большие информационные объемы, так просто школа сама, своими руками формирует негативное к себе отношение.
Так что же в качестве результата должна выдать начальная школа, чтобы у ребенка был создан хороший задел для дальнейшей учебы? Перво-наперво, ребенок (и его уважаемые родители) должен получить установку, что учеба в школе это не развлечение, не времяпрепровождения, а труд[5]. Ну, труд, понимаете? А труд не всегда бывает легким и приятным, а порой бывает и весьма непростым. И надо учиться прилагать усилия, чтобы добиваться хорошего результата. Вот на данном этапе жизни труд у человека такой – учеба в школе. Бегло читать и понимать смысл прочитанного, уметь пересказывать. Анализировать прочитанный текст, формулировать развернутое личностное отношение  к прочитанному, отдельным героям прочитанных текстов. Разборчиво, бегло, аккуратно и красиво писать. Считать в уме в пределах ста свободно и с заделом для свободного счета в пределах тысячи. Знать правила построения позиционных десятичных чисел и уметь ими пользоваться (от единиц к десяткам, от десятков к сотням и т.д. и обратно). Без затруднения пользоваться классическими алгоритмами выполнения математических операций с использованием только бумаги и ручки. Понимать смыслы числовых значений таких базовых величин как длина, масса, время, уметь переводить числовые значения величин в кратные (например, метры в километры) и дольные (например, метры в миллиметры), выполнять операции сравнения с ними. Иметь тренированную память (стихи, игра в театр, выучивание определений и понятий, что собственно было всегда, возможно, специальные упражнения на развитие памяти и пр.) Поскольку хорошая память – это один из факторов успешной учебы, говорю об этом именно как человек, по причине объективного характера не имеющий той памяти, которой хотелось бы. Если акцент будет сделан на этом, то вместе с перечисленным,  прицепом, придет еще много чего: и эрудиция, поскольку читать придётся много; и хорошее мышление, потому что думать придется много и писать рукой тоже[6]; и житейская[7], но достаточная для этого возраста логика, потому что формулирование личностного отношения к прочитанному есть не что иное, как первые шаги к логическим выводам и анализу. Или этого мало? Мне кажется, нет. Я хочу, чтобы такие ученики приходили ко мне в пятом классе.
Скромно напомню читателю, есть знания, умения, навыки. Знания, ну знания они и есть знания – выученная теория («Я знаю, что Земля круглая»). Умения, это практические или процедурные знания («Я умею решать уравнения»). Согласитесь, от умений пользы больше, чем от знаний. Но умения должны жить в согласии со знаниями, ну как минимум, чтобы не слыть невеждой.   Навыки –  это действия, доведенные до автоматизма. Обратите внимание, что список наших желаний того, чему должна научить начальная школа получился очень небольшой. И состоит он преимущественно из навыков, но эти навыки базируются на знаниях и умениях. Мои коллеги, которые работают в среднем и старшем звене обычных школ в обычных классах, согласятся со мной, что очень, очень у многих учеников  с навыками из этого небольшого списка есть весьма серьёзные затруднения, и становится непонятно, что с этими детьми делали первые четыре года школы? И такие ученики априори становятся неуспешными при дальнейшем обучении.  И если в начальной школе ребенок на уровне навыков научится читать, понимать то, что представлено в словесной или знаковой форме, говорить по существу, писать разборчиво и красиво,  считать, то  это будет являться самым главным заделом на его дальнейшее успешное обучение в школе.  Не получит он этих навыков, то учеба будет не очень… или вообще никак.

Продолжение см. здесь.









[1] Владимир Исаакович Ланцберг (1948-2005) – российский бард, писатель, поэт, педагог. Один из идеологов неформальной педагогики 80-90-х годов XX века.
[3] В 1989 году после возвращения со службы в армии устроился педагогом дополнительного образования в Краевой Центр детско-юношеского туризма и экскурсий. С 1991-го года работаю учителем – веду  уроки в школе. Двадцать четыре года на момент лета 2015-го.
[4] Начетчик – человек, много читавший, но знакомый со всем поверхностно; лицо, догматически проповедующее какое-либо учение.
[5] Чтобы навсегда отказаться от совершенно дикой мысли о том, что учить надо постоянно мотивируя, вызывая у ребенка  интерес. Уже с этим «интересом» так заигрались, что пора бы остановится, чего только бедным учителям не приходиться выдумывать, чтобы делать уроки «современными», «увлекая» и «привлекая» немотивированных на учебу детей, для которых эта самая учеба не более чем повинность. Ну не может быть математика, физика, химия и вообще всё то, что требует банального приложения детских усилий, напряжения, развитого абстрактного мышления, для большинства быть увлекательными. Не заставлять учиться, и дать волю детскому «выбору», ну на который он имеет право… Мы уже имеем те результаты которые имеем. И результаты, весьма печальные. Хотя вы имеете право в этом сомневаться.
[6] От развитости мелкой моторики рук зависит эффективность умственного развития (Л.С. Выготский).
[7] Не путайте с алгеброй логики. Логическое «И», «ИЛИ», «НЕ» - это не для начальной школы (ну если только вы не пытаетесь из ребенка вырастить гения, а это, поверьте, опасно. В первую очередь для ребенка, ну и естественно для вас). Алгебра логики слишком формальная область знаний, это не для начальной школы.
Когда дети в школе на уроках  меня спрашивают: "Ну, Дмитрий Вячеславович, зачем нам нужно это программирование?", - то я следом добавляю, что собственно и физика, химия, алгебра с геометрией тоже не нужны, кое-как считать-писать научились, да и достаточно. Только кому вы такие образованные потом будете нужны? Чего делать будете? Нет, ну можно конечно, до 18-ти лет не особенно напрягаться, домашние делать с помощью интернета, способы поиска информации освоить то несложно. Тем более, что современные идеологи от образования нам весьма настойчивао внушают, что современный мир очень динамичен и важно уметь пользоваться уже имеющейся готовой информацией. Хорошо, научились пользоваться готовой информацией, в самой голове ничего не храним, зачем, если столько устройств (гаджетов), которые позволяют за нас это делать, зачем напрягаться то? А дальше что? Голова, которая постоянно не находится в тонусе, не запоминает, не анализирует, не решает логических задач, т.е. попросту говоря не выполняет мыслительных операций (из которых самыми банальными являются операции устного счёта, ну всем известные сложение, вычитание, умножение, деление), то, мозг, простите быстро атрофируется, а результат - болезнь Альцгеймера в 35 - 40 лет. Хотите такой исход, ну вперед, зачем напрягаться, зачем что-то запоминать, решать трудные школьные задачи ... Ведь физика, с химией, математикой, информатикой (если она ведется именно как информатика, а не только как информационные технологии), историей, биологией - так это всего лишь средство, чтобы голова училась думать. Средство, не более того. И они вовсе не для того, чтобы напихать в голову кучу разного хлама. Только и всего. А в процеессе всей этой школьной учебной работы, потихоньку-потихоньку и мировоззрение, и научная картина мира формируются. А история и литература формируют еще и ценностные установки, если же их ведут люди, которые своей личностью этот самый ценностный опыт могут передавать современным подросткам.
До восемнадцати лет не научитесь думать, а после восемнадцати уже не получится.
Привел сына в детский сад. Помог ему раздеться. Ждём, когда придёт воспитатель. Костя крутится вокруг меня и в группу из раздевалки заходить не торопится.  Приходит девочка и её мама. Следом еще одна мама привела мальчика. Мама девочки раздевает своего ребенка. У меня в голове щелкнуло: чего это мама девочку в серый спортивный костюм нарядила?  Сам себе ищу объяснение: наверное, потому что в группе прохладно? Ну да, на самом деле прохладно… Потом мальчик и девочка заходят в группу и начинают играть. Мама девочки уходит. Мой же малыш по-прежнему крутится вокруг меня и канючит: «Папа, я хочу домой…». Не ухожу, чтобы вручить его воспитательнице когда она придет, чтобы она его увела в группу и отвлекла от мыслей о доме.  Дети в группе расшалились, и мячик летит в телевизор. Мама мальчика окликает детей: «Кирилл, Самсон!» Самсон??? Исключительно русское имя!  Ох уж эти современные креативные родители, каких только имен своим детям не дают!!! Поворачиваюсь в сторону стоящей рядом мамы мальчика:
– Я не понял, Самсон – это девочка?
– Нет, это мальчик,
отвечает мама.
– А хвост на голове то зачем? - спрашиваю я и, приглядевшись, замечаю, что у девочки-мальчика виски чуть подбриты. А хвост на голове реальный, волосы собраны резинкой на затылке и длиной  сантиметров двадцать пять, направлен не вниз, а ровно назад. Ну девчоночий хвост! Я такой хвост делал старшей дочери, когда она была такого же возраста. Отмечу, что дети возрастом 3,5-4 года.
– У него мама творческая личность, – отвечает женщина.
– Но она же ребенка уродует, что из него вырастет?
– Сейчас же демократия, взгляды либеральные, в Москве и не такое можно увидеть…
– ???!!!... – я не нахожу слов и замолкаю от  культурного шока!
Объяснять взрослой женщине, умиляющейся креативности той мамы, прописные истины и причинно-следственные связи  того, как из-за такой вот родительской блажи вырастают странные создания непонятного пола я не стал. Поняла бы она меня? Не знаю.  Думаю что едва ли, скорее сочла бы несовременным, отсталым, еще бог знает каким…
Родители в первую очередь отвечают за то, какими вырастут их дети. Ни детский сад, ни школа, ни учителя. Родители и только родители. Они в раннем возрасте формируют половую идентификацию ребенка, через акцентирование его внимания на том,  кто он мальчик или девочка; через его одежду; через его игровую деятельность; через его занятия, прогулки и любые дела, в которых участвуют кроме ребенка еще и оба родителя вместе (или попеременно, но оба одинаково активно);  через выстраивание его представлений о том, что такое «хорошо», а что такое «плохо» и в чем заключается мужское и женское поведение. Если в раннем возрасте (до пяти лет) с некоторой последующей шлифовкой (до 7-ми лет) родители этой важной работы не проводили, а только кормили, одевали его да откупались от него подарками, то в подростковом возрасте на поверхность проявится столько проблем, которые исправить будет очень сложно, а может быть и невозможно.
Когда малыша с рождения рядили в девочку желать от него ответственного поведения и мужских поступков в 13-14-и далее лет возможно едва ли, а вероятность того, что его родители не дождутся внуков очень и очень высока, потому что эта родительская игра в переодевание мальчиков в девочек, а девочек в мальчиков может дальше пойти по нескольким сценариям. Выделим некоторые сценарии развития событий для мальчиков.

Сценарий первый. Мальчик, родители которого излишне много уделяют внимания его внешнему виду, одежде, волосам формируют нарцисса, иными словами человека акцентированного на самом  себе. Как правило, когда «воспитание» развивается по этому сценарию, когда во главе угла обертка человека, а не его содержание, мужские черты характера и способности ценности не представляют. Отдельно отмечу формирование в мальчиках культа длинных волос. За длинными волосами надо ухаживать, иначе они будут плохо выглядеть и дурно пахнуть. А ухаживать, это значит, достаточно много времени необходимо проводить перед зеркалом. Но мальчик  много времени проводящий перед зеркалом – это прямой путь к нарциссизму. А нужны ли нарциссу дети? Ну, те, которых он не только родит, а о которых будет заботиться  и воспитывать? Ответ вполне очевиден: нет.

Сценарий второй. Из мальчика совершенно непроизвольно, сами того не желая, взращивают девочку. Не обязательно его в девочку будут рядить. Но мальчик, который растёт исключительно в женском окружении, которое не сильно озадаченно тем, что у них растёт всё-таки мальчик, не имея контактов с мужчинами  – не посещает спортивной секции, где тренер мужчина; не занимается в центре детского творчеств в кружке юных судомоделистов (авиамоделистов, картингистов и т.п.), где педагог мужчина; не ходит с мужчинами в походы…  – мужчиной не станет. Нет по паспорту всё будет верно, и даже с половой идентификацией вероятнее всего будет всё нормально, а вот с мужским восприятием мира, ценностей, чертами характера и способностями всё будет не очень. Как ему в мир выходить, как потом семью строить, если перед его глазами не было моделей мужского поведения, если не было ценности этого самого мужского поведения? У кого ему этому было учиться?

Сценарий третий – самый печальный. Мальчик, из которого родители лепят девочку (как правило это делает мама, а папа либо не вмешивается, либо отсутствует вовсе), имеет очень высокую вероятность получить серьёзные проблемы с половой идентификацией своего ребенка, от которых путь к нетрадиционной сексуальной ориентации может оказаться очень близким. И в этом случае внуков точно вы не дождётесь.
И тем, кто до сих пор не понимает в силу своей родительско-педагогической безграмотности этих простых вещей, я всё-таки напомню, что мальчиков надо растить и воспитывать как мальчиков, а девочек – девочками. И никак по-другому быть не должно.

Мальчик, он же мальчик! Он утром должен подскочить с постели, что-то быстро сунуть в рот и быстро бежать на улицу играть в футбол с пацанами. Надеюсь, читатель понимает, что это образ, метафора, может быть это будет не футбол, может это будет конструирование фантастического города, может это будет работа над моделью парусника..... Но только не трехчасовое  разглядывание себя в зеркало. Зеркала мальчикам противопоказаны!

Родители! Не уродуйте своих детей!!! Не ломайте у самых истоков их жизнь!

Потому что потом... Потом вам просто ничего не останется, как
горестно разводить руками и произносить "...а что я могу сделать...", "...он(она) сам(сама) выбирает как ему(ей) жить...", "...я его(её) кормил(а), поил(а), я всё для него(неё) делал(а), почему он(она) стал(а) таким(такой), не понимаю..."

PS В разговоре с людьми, мне подсказали, что Самсон - ветхозаветный герой, у которого вся сила была в волосах. Пусть даже так. Но мальчик, когда он маленький, смотрится в зеркало и видит своё реальное отражение, а у него облик девочки. История из Ветхого завета, она в маминой голове. А в зеркале мальчик видит женские черты...

Latest Month

December 2015
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel