?

Log in

No account? Create an account

March 2nd, 2015

Дети – такой народ, с которым можно «играть» только по простым, однозначным, а главное очень понятным для них правилам. Переводя на педагогический язык – вся коммуникация «учитель – ученик», может быть только предельно честной, без каких-то двойных смыслов и тройных стандартов. Как только дети находят слабые места в правилах этой коммуникации (те самые двойные смыслы, тройные стандарты, или просто какие-то удобные лазейки), они тут же начинают это использовать в своих целях, делая по сути дела учителей своими заложниками.
Остановлюсь на одном, но, по моему мнению, очень наглядном примере.
Урок. Учитель проводит письменный опрос, самая обычная проверка готовности к уроку. А один ученик (а может быть и не один) вдруг заявляет: «А меня не было на прошлом уроке!» («был на соревнованиях за школу»; «мы с МарьИванной участвовали в городском конкурсе самодеятельности» и пр. пр., при этом прошлый урок был неделю назад и узнать домашнее задание, найти материал пропущенного урока у одноклассников, а также подойти с непонятным вопросом по пропущенной теме к учителю после уроков возможности было достаточно).
И учитель, которому (или которой) не нужны двойки (причин может быть множество: не хочется портить отношения с родителями ученика, администрация борется за высокое «качество», а может быть и аттестация учителя, или конкурс лучших учителей по ПНПО, когда надо показывать «положительную динамику» и пр.) идет «навстречу» ученику: «Хорошо, завтра подготовишься, и после уроков подойдешь». А по сути, учитель делает своему ученику не благо, а самую обыкновенную медвежью услугу.
  И подходит в назначенное время такой ученик к учителю (а вместе с ним за компанию еще парочка таких «отличников»), прекрасно зная, что после уроков на консультации много проще получить нужную оценку (потому что учитель будет заниматься своими делами и будет менее внимателен; потому что можно упросить учителя дать еще немножко времени на работу; потому что учитель может просто выйти из кабинета, да и просто зная, что учитель будет тянуть его на «нужную» отметку и пр.). И получает этот ученик опыт того, что можно получать «правильные» отметки у этого учителя достаточно легко после уроков. То есть по сути дела учитель дает ученику зеленый свет тому, что можно хитрить, что можно им манипулировать, и разрешает ребенку посадить себя на этот «крючок».
И тратит этот учитель своё время, как правило, ему неоплачиваемое, на такого «хитреца», называя это индивидуальным подходом к ученику.
А если бы учитель, не боясь того, что он зависим от отметок своих учеников, встал бы на путь более простой, но самое главное честный, и в тот момент, когда ученик на уроке попытался начать свою манипуляцию, спокойным голосом бы сказал: «Мы на урок приходим готовыми и все оценки мы получаем только на уроке. Получишь сегодня «два», значит, следующими своими оценками будешь делать всё, чтобы свою «двойку» закрыть. Только и всего. И ни о каких пересдачах речи быть не может». И поверьте, очень быстро дети принимают эти правила, которые им устанавливает учитель, весьма быстро соглашаются с тем, что они разумны (или кто-то может этому возразить?), а соответственно манипуляциям здесь нет места, и никогда не будет.
Я делаю так. Зачем своими руками плодить, а по сути дела развращать тех, к кому потом нужно будет проявлять индивидуальный подход?
Что же касается тех, у кого действительно есть затруднения и нужна моя помощь? Либо я такую ситуацию вижу сам, либо ребенок подходит ко мне со своей проблемой (выше я уже говорил о важности отношений «учитель-ученик» и стараюсь делать так, чтобы дети не боялись озвучивать свои затруднения, подходили ко мне сами, и стараюсь это культивировать), либо классный руководитель подходит за советом, а соответственно с просьбой о помощи (в этом случае прошу классного руководителя, чтобы всё-таки ребенок сам подошел ко мне со своей просьбой о помощи, а с классным руководителем мы договариваемся о правилах «игры»). Безусловно, я всегда и время найду, и помогу, и объясню, а при необходимости вместе составим план нашей совместной работы на конкретный временной период. Что-то еще здесь особенное говорить, полагаю, смысла нет.
Для меня первичен человек (ребенок), а не учебный материал. Это принципиально важно. При этом с учебным материалом я работаю весьма добросовестно и стараюсь делать так, чтобы ребенок в первую очередь понимал смысл всего того, что мы изучаем. Т.е. работа со смыслами в рамках моего предмета «информатика» для меня является очень важной. А работа со смыслами не терпит суеты и мелькания. Что же нужно?
Для продуктивной работы на уроке необходимо соблюдать несколько простых правил (простых в формулировках, но не всегда простых в исполнении), которые для меня являются вневременными и очень естественными для нашей русской культуры и  ментальности нашего народа, и которые всеми силами надо сохранить. Попробую сформулировать личностным текстом эти простые правила.
Любой урок  я начинаю с  улыбки и приветствия, которое произносится в полной(!) тишине, со слов простых, и вместе с тем для меня магических: «Здравствуйте, садитесь!» Мне даже как-то дети сказали: «Дмитрий Вячеславович, вы всегда с одной интонацией произносите эти слова». Для меня принципиальна тишина во время урока, в которой я себя комфортно чувствую, и точно знаю, что для хорошего восприятия учебного материала тишина необходима. Ничего отвлекающего. Уже достаточно давно использую правило: никаких телефонов и планшетов на парте, – всё в портфель. Во время устных ответов: говорит только один, все остальные молчат, слушают, если хотят добавить – поднимают руку. Самом говорю ровным голосом, без увеличения его силы. Если чувствуешь, что начинаешь говорить громче, потому что в классе возник шум, то необходимо остановится, выждать паузу, может быть чуть более пристальнее посмотреть на источник шума, и только при установлении тишины, продолжать дальше. Иногда, если это необходимо, прибегаю  к простой ироничной фразе (или аналогичной ей): «Я вам не мешаю?», – безусловно, включая в это некоторые свои небольшие артистические способности, которые за много лет моей работы  в школе у меня развились. Стараюсь быть максимально спокойным и не «заводиться с пол-оборота». Ну как минимум, если я «выйду из себя», мне непросто потом будет «вернуться обратно». Не в смысле, что я буду весь день топать ногами и кричать, нет, конечно. Просто если я вдруг «пошумлю», даже если совсем немножко (а как вы понимаете, в школе такое бывает, у нас далеко не идеальные условия, а работа учителя является весьма эмоционально нагруженной), я потом сам это достаточно долго переживаю и некомфортно себя чувствую. И точно знаю, что такое моё состояние не то что неполезно, а просто вредно для моего здоровья.  И дети влияют на учителя, и учитель влияет на детей. Разница в том, что учитель старше, а значит мудрее и именно от него зависит, в какой психоэмоциональной атмосфере будет проходить урок. При этом максимальная доброжелательность и открытость, чтобы к тебе ученики хотели приходить. Урок – это не только новый материал, опросы, практические, совместная детская деятельность – это, прежде всего, урок Культуры, о которой сегодня, к сожалению, очень мало говорят, и которой так сегодня не хватает. А еще, будет ли учитель во время урока выгорать или он будет просто и естественно жить и получать от этой жизни удовольствие – зависит только от него.
Согласитесь, в этом нет совершенно ничего инновационного и это всё достаточно аксиоматично, но, мои наблюдения современного образовательного пространства говорят мне о том, что то, что является аксиоматичным, и, на мой взгляд, обязательным, несколько утратило свою важность. Но когда рушатся аксиомы, можно уйти туда, откуда вернуться будет очень трудно, а может быть и невозможно. Стоит помнить об этом.
А как же новые образовательные технологии?
Использовать их возможно только очень осмысленно и аккуратно, необходимо очень четко осознавать последствия их использования для ребенка в знаниевом, в психоэмоциональном, в физическом, в ментальном контекстах.
Вообще я очень привередлив к новым образовательным технологиям. Почему? Во-первых, очень (очень!) критичен к любым модным новшествам. Особенно тогда, когда их неиспользование становится сродни чему-то неприличному. Не используешь инновации – не идёшь в ногу со временем. Но…  Но моду диктуют люди, которые имеют свой мотив её продвижения и некоторые рычаги влияния на людей. Меня весьма сильно беспокоят новшества, которые за красивой формой (привлекательной инновационной оберткой) выхолащивают суть того, на что они направлены (обертка книги становится ценнее содержания самой книги), но которые при этом весьма настойчиво продвигаются. А где гарантия того, что результат будет адекватен усилиям, и ошибки в связи с введением этого новшества не будет? Люди могут ошибаться, но цена ошибки может быть очень высокой. В образовании результаты сильно отсрочены, и рефлексия ошибок может оказаться слишком запоздалой, когда что-то исправить будет уже сложно, а может быть и невозможно. Во-вторых, я могу использовать только то, что не будет находиться в конфликте со мной самим, т.е. моим темпераментом, моим опытом практической работы в роли учителя, моими знаниями в области детской психологии, моей  рефлексивностью, моими нравственными установками.