?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дети – такой народ, с которым можно «играть» только по простым, однозначным, а главное очень понятным для них правилам. Переводя на педагогический язык – вся коммуникация «учитель – ученик», может быть только предельно честной, без каких-то двойных смыслов и тройных стандартов. Как только дети находят слабые места в правилах этой коммуникации (те самые двойные смыслы, тройные стандарты, или просто какие-то удобные лазейки), они тут же начинают это использовать в своих целях, делая по сути дела учителей своими заложниками.
Остановлюсь на одном, но, по моему мнению, очень наглядном примере.
Урок. Учитель проводит письменный опрос, самая обычная проверка готовности к уроку. А один ученик (а может быть и не один) вдруг заявляет: «А меня не было на прошлом уроке!» («был на соревнованиях за школу»; «мы с МарьИванной участвовали в городском конкурсе самодеятельности» и пр. пр., при этом прошлый урок был неделю назад и узнать домашнее задание, найти материал пропущенного урока у одноклассников, а также подойти с непонятным вопросом по пропущенной теме к учителю после уроков возможности было достаточно).
И учитель, которому (или которой) не нужны двойки (причин может быть множество: не хочется портить отношения с родителями ученика, администрация борется за высокое «качество», а может быть и аттестация учителя, или конкурс лучших учителей по ПНПО, когда надо показывать «положительную динамику» и пр.) идет «навстречу» ученику: «Хорошо, завтра подготовишься, и после уроков подойдешь». А по сути, учитель делает своему ученику не благо, а самую обыкновенную медвежью услугу.
  И подходит в назначенное время такой ученик к учителю (а вместе с ним за компанию еще парочка таких «отличников»), прекрасно зная, что после уроков на консультации много проще получить нужную оценку (потому что учитель будет заниматься своими делами и будет менее внимателен; потому что можно упросить учителя дать еще немножко времени на работу; потому что учитель может просто выйти из кабинета, да и просто зная, что учитель будет тянуть его на «нужную» отметку и пр.). И получает этот ученик опыт того, что можно получать «правильные» отметки у этого учителя достаточно легко после уроков. То есть по сути дела учитель дает ученику зеленый свет тому, что можно хитрить, что можно им манипулировать, и разрешает ребенку посадить себя на этот «крючок».
И тратит этот учитель своё время, как правило, ему неоплачиваемое, на такого «хитреца», называя это индивидуальным подходом к ученику.
А если бы учитель, не боясь того, что он зависим от отметок своих учеников, встал бы на путь более простой, но самое главное честный, и в тот момент, когда ученик на уроке попытался начать свою манипуляцию, спокойным голосом бы сказал: «Мы на урок приходим готовыми и все оценки мы получаем только на уроке. Получишь сегодня «два», значит, следующими своими оценками будешь делать всё, чтобы свою «двойку» закрыть. Только и всего. И ни о каких пересдачах речи быть не может». И поверьте, очень быстро дети принимают эти правила, которые им устанавливает учитель, весьма быстро соглашаются с тем, что они разумны (или кто-то может этому возразить?), а соответственно манипуляциям здесь нет места, и никогда не будет.
Я делаю так. Зачем своими руками плодить, а по сути дела развращать тех, к кому потом нужно будет проявлять индивидуальный подход?
Что же касается тех, у кого действительно есть затруднения и нужна моя помощь? Либо я такую ситуацию вижу сам, либо ребенок подходит ко мне со своей проблемой (выше я уже говорил о важности отношений «учитель-ученик» и стараюсь делать так, чтобы дети не боялись озвучивать свои затруднения, подходили ко мне сами, и стараюсь это культивировать), либо классный руководитель подходит за советом, а соответственно с просьбой о помощи (в этом случае прошу классного руководителя, чтобы всё-таки ребенок сам подошел ко мне со своей просьбой о помощи, а с классным руководителем мы договариваемся о правилах «игры»). Безусловно, я всегда и время найду, и помогу, и объясню, а при необходимости вместе составим план нашей совместной работы на конкретный временной период. Что-то еще здесь особенное говорить, полагаю, смысла нет.