Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Цель воспитания – воспитание взрослого человека

Цель воспитания – воспитание взрослого человека
Верин-Галицкий Д.В., учитель средней школы № 32 г. Хабаровска,
педагог дополнительного образования


Статья опубликована на сайте журнала "Народное образование"

Образование есть совокупность обучения и воспитания. Но стоит констатировать, что в отечественном образовании произошел очень сильный перекос в сторону обучения, а воспитание в большинстве школ происходит по остаточному принципу и, как правило, состоит из некого набора мероприятий, называемых воспитательными[1]. Во многом этот перекос обусловлен тем, что в стране потеряны ориентиры, которые должны лежать во главе воспитания, ценности в разных социальных группах существенно отличаются, понятие общественной морали стало атавизмом, и в большой стране отсутствует национальная идея. Уже более двадцати лет эту национальную идею пытаются найти, но пока найти что-то стоящее не получается.  Национальная идея – это  главная отправная точка, которая определяет направленность ценностей, а главный смысл воспитания – передача ценностного опыта от старших младшим.  И если нет отправной точки, которой является национальная идея, то построение воспитательной системы становится весьма затруднительным, поскольку неясно, как вообще необходимо воспитывать юных граждан России, в каком направлении строить воспитательную работу.
Еще одной немаловажной причиной такого перекоса является трудоёмкость механизмов внешней оценки воспитания, в отличие от обучения, которое характеризуется отметками, баллами ЕГЭ, победами в олимпиадах и пр., т.е. легко поддаётся формализации[2]. Внешняя оценка воспитательной работы школы является весьма сложной процедурой. Поскольку результаты воспитания очень сильно отсрочены и вероятностны, они, по большому счету, не поддаются формализации. Набор же красочных воспитательных мероприятий не может являться основным фактором качественной воспитательной работы. Но, как правило, именно по  количеству мероприятий и их «красочности», а не по их направленности[3], и происходит внешняя оценка качества воспитательной работы. И никто не задаётся вопросом: а кого «делают» эти воспитательные мероприятия созидателей или потребителей, циников или высоконравственных людей.[4]
Но кого бы хотелось выпускать из школы в большую жизнь?
Давайте отвлечемся от конъюнктурных веяний, навязываемых нам прозападными и проамериканскими деятелями от политики и образования, и не станем поддаваться моде на конкурентоспособность, предприимчивость и успешность[5], а всё-таки подумаем, какими бы мы хотели видеть в будущем наших детей, тех, для которых мы являемся родителями, школьными учителями, педагогами дополнительного образования. Но для убедительности будем исходить именно из наших родительских желаний в отношении своих детей, это очень важно, потому что своим детям плохого мы не пожелаем, а если своим не пожелаем, то чем хуже те, кого мы учим и воспитываем по роду своей профессиональной деятельности?
Безусловно, все хотят своим детям счастья и мирного неба над головой. Но если мирное небо категория абсолютная, то счастье категория весьма относительная. Для одних счастье их детей видится в беззаботной жизни, во всех мыслимых и немыслимых благах, которые должны быть у их ребенка не только в период их будущей взрослой жизни, но и прямо сейчас. И задаривают своих чад всевозможными электронными гаджетами, дорогой одеждой, оплатой развлечений и всего того, что только их отпрыски не пожелают, покупая таким образом расположение своих детей, из года в год многократно увеличивая эту статью своих расходов. К сожалению, такие родители начинают понимать, что в воспитании своих детей делали что-то не так, как правило, слишком поздно, когда их ребенок уже превратился в законченного мажора и эгоиста, а его отношения с родителями стали носить исключительно потребительский характер.
Для других счастье их детей заключается в том, чтобы дети выросли достойными людьми, смогли реализовать себя как личности, чтобы у них сложилась семейная жизнь, чтобы в их семьях родились дети, и тоже стали достойными людьми. Согласитесь, такой подход к счастью детей более разумный и совершенно естественный. Или всё-таки кто-то считает для себя более приемлемым первый вариант? В конце концов, своё направление в воспитании своих детей каждый родитель выбирает сам. И отвечает за то, что он делает, тоже сам. Искать виновных потом будет бессмысленно, да и поиск «ведьм», даже если они и будут «назначены», всё равно уже ничего не исправит.
Безусловно, для здравомыслящего человека второй вариант является наиболее приемлемым. Ну, а раз так, то нам очень бы хотелось, чтобы вы приняли некоторые отправные положения в качестве аксиом, чтобы у нас с вами не возникало противоречий. На основании этих аксиом и должна строиться вся наша воспитательная работа.
Итак, для того, чтобы наши дети (наши с вами дети) выросли достойными людьми, смогли реализовать себя как личности, чтобы у них сложилась семейная жизнь, чтобы в их семьях родились дети, и тоже стали достойными людьми, в первую очередь у них, к окончанию официального детства (окончанию школы), должны быть сформированы ряд черт и способностей, характеризующих их как взрослых. Итак, ребенок должен стать взрослым.  Не по возрасту (по возрасту с течением времени они ими станут и без нашего воспитания), а взрослыми по самосознанию, по отношению к миру и людям близкого и дальнего окружения. Нормальными адекватными взрослыми.
Ребенок должен стать взрослым – это  главное основание, которое мы принимаем безоговорочно, соответственно для нас взросление – это главный процесс детства и его смысл.
Большинство из нас интуитивно понимает метафору «стать взрослым», но не каждый превращает её в определение. Давайте попробуем это сделать.
Взрослый – это не возрастная категория. Под взрослым мы понимаем человека готового к самостоятельной (независимой от родителей или опекунов) жизни, к самостоятельной трудовой деятельности, к решению возникающих проблем, к принятию ответственности за себя и за других людей, к принятию роли мужа(жены), отца(матери)[6].
Или кто-то с этим не согласен? А поскольку мы соглашаемся с тем, что «становиться взрослым» это главная цель в воспитании детей, то давайте определим, по каким признакам мы выделяем взрослого человека из множества невзрослых, то есть переведем представленное выше определение в качества и способности человека, без которых представление о человеке как о взрослом невозможно и над формированием которых необходимо работать именно в детстве. 
Конечно же, взрослый должен быть самостоятельным. Решил и сделал. Значит, необходимо воспитывать самостоятельность. Причем необходимо начинать это делать как можно раньше. Лучше с первых шагов. Потом может оказаться, что уже поздно. Получив в раннем детстве по рукам за попытки проявления самостоятельности, желание её проявлять в дальнейшем у ребенка постепенно пропадает, и само общество, считающее себя цивилизованным, как правило, не способствует её развитию. 
Но как воспитывать самостоятельность, если «сюда не ходи, туда не ходи, это не бери, туда не лезь…»? Поэтому думаем, как это делать и ищем ресурсы, как в ситуации великого множества обоснованных и необоснованных ограничений и запретов самостоятельность воспитывать.
Связана ли самостоятельность с ответственностью? Безусловно, связана! Взрослому необходимо быть ответственным за себя, за других людей, за свои поступки, которые он совершает, за слова, которые он произносит. Но как воспитывать ответственность? Строгими скучными нотациями: «Ты должен быть ответственным…»? Едва ли это даст результат. И здесь думаем, как сделать так, чтобы эту важную черту характера ребенок вынес во взрослую жизнь.
Наверное, взрослому необходимо уметь добиваться поставленных целей и не пасовать перед трудностями. Конечно, необходимо! И еще ему необходимо иметь потенциал жизненной устойчивости, чтобы не ломаться в тяжелых ситуациях, которые нет‑нет, да вдруг случаются. И то, и другое – это проявление воли, а  воля – это один из очень важных механизмов управления нашей жизнью. Поэтому волю надо воспитывать, и желательно с младенческого возраста.
А еще взрослый от невзрослого отличается способностью внутреннего анализа своих поступков, мира вокруг и корректировкой своей нынешней и будущей жизни в соответствии с этим анализом. Этот внутренний анализ называется рефлексией. Рефлексия  тоже является одним из механизмов управления нашей жизнью. Развитость же рефлексивных способностей зависит и от развитости интеллекта, и от накопленного жизненного опыта, и от личностных установок. Способность к рефлексии – это как раз одна из тех способностей, которая существенно выделяет  человека из животного мира. Но эту способность, как и любые способности, надо развивать, чтобы она не оставалась в зачаточном состоянии. И это тоже требует немалых  усилий.
Еще, какими мы бы хотели видеть своих детей? Конечно же, такими, чтобы не предали и не продали. В первую очередь нас самих. Ну, допустим, когда наш возраст и наше физическое состояние будут требовать ухода за нами... Притчу про стакан воды помните?... То есть, чтобы с нравственностью у них всё было нормально. Несмотря на перевернутость современного мира с ног на голову, нравственность пережитком прошлого не стала. Механизмы формирования нравственности весьма непростые, и, конечно же, они далеки от нотаций. Только поучениями  с интонацией, не требующей возражений, мало что можно сделать[7].
Вот это главное. Без всего этого воспитайте конкурентоспособного, успешного, предприимчивого и… он вас самих же и «закатает в асфальт».  И его не остановит ни то, что вы были его учителем или отцом-матерью. Он будет запрограммирован на лучшее место под солнцем, и… пойдет к этому лучшему месту под солнцем по головам других людей, не считаясь ни с чем и ни с кем. Кого тогда винить в этом? Но вы это сделали своими руками…
Детство очень быстротечно. Но отпечаток на будущей жизни оставляет весьма ощутимый. Если в детстве не сформировать взрослые черты характера и способности, а так же нравственные установки то, выпустив ребенка за порог школы, это сделать будет весьма затруднительно, а может быть и невозможно. И важно успевать делать всё своевременно.
Поэтому, совершенно естественным образом у нас выкристаллизовалась цель воспитания, которая заключается в воспитании взрослого человека. И задачи воспитания, которых немного, которые вполне конкретны, и которые заключаются в формировании у ребенка таких черт характера как самостоятельность и ответственность, способности к волевому поведению, способности к рефлексии, а так же крепкой нравственной базы[8]. Для достижения этой цели через реализацию этих задач формы педагогической работы в умелых руках могут быть самыми разными – коллективные творческие дела, детский туризм, детский театр, спорт и др. А вот когда мы будем умно работать над реализацией этих задач, то в процессе детской деятельности постепенно-постепенно, совершенно исподволь, будут формироваться коммуникативные навыки, лидерские качества, умение при необходимости уходить от лидирующей роли и становиться исполнителем  и многое-многое другое, что необходимо для жизни и трудовой деятельности среди людей. Человек существо социальное и его взросление возможно только среди людей и в прямом контакте с ними.

Web-сайт автора статьи     http://статьчеловеком.рф/






[1] Весьма часто «воспитательные» мероприятия при более близком рассмотрении, являются не столько воспитательными, сколько псевдовоспитательными, какбывоспитательными, вроде бы что-то есть, для галочки, а реальный педагогический эффект либо ничтожный, либо нет его вовсе.
[2] Если процесс легко формализуем (т.е. отбрасывается всё несущественное, а для построения модели описывающей этот процесс оставляют только наиболее значимые признаки, критерии, категории и пр.), то различные формы школьной отчетности строятся достаточно просто. Если же процесс не формализуем, то его оценка может быть только экспертной, что очень сильно затруднит работу органов управления образованием на всех его ступенях. Модель для оценки качества  обучения в примитивном виде строится весьма элементарно, поскольку критериями являются отметки, баллы, места на олимпиадах, т.е. критерии, которые легко обрабатываются математически, соответственно и отчитываться нижестоящим перед вышестоящими посредством этих категорий много проще. Больших педагогических талантов для такой экспертизы не требуется: бери да сравнивай, у кого балл выше, тот и лучший.
[3] Т.е. на формирование чего направлены эти мероприятия (патриотизма, нравственности, воли и т.д.)
[4] Большинство современных школ, в которых учатся дети состоятельных родителей, очень «умело» внешкольную работу строят на средства родителей. Как правило, такие мероприятия имеют смысл развлечений, причем развлечений не из дешевых. Удобно педагогам (собрали деньги и поручили работу «профессионалам» –массовикам-затейникам ), удобно «профессионалам» (они при деле и при заработке),   но только кого воспитывают такие массово-развлекательные мероприятия?
[5] В современном толковании конкурентоспособный – значит ориентированный на социальный успех, на более престижное и высокооплачиваемое место работы. Но тогда возникает вопрос, если это национальная ценность, то кто тогда должен дома строить в роли рабочих, обеды готовить, детей воспитывать и выполнять множество других общественно значимых функций, в которых ценность конкурентоспособности является весьма сомнительной? Конкурентоспособность весьма специфическая ценность. То, что является благом в экономике, не может автоматически являться благом в социальной жизни общества.
Успешный в незрелом подростковом восприятии – тот, кто может предъявить своему окружению атрибуты успешности (дорогая машина, квартира или дом в престижном районе и пр.), и тот, кто занят в деятельности, доходы от которой не позволяют предъявить эти атрибуты, априори считается неудачником. Заигравшись с термином «успешность» как-то совершенно забыли про цену этого самого успеха, его нравственную сторону. Ведь к своему личному успеху можно идти по головам других людей не считаясь ни с чем.
А быть предприимчивым? Требование времени?  Но покупать выполненные домашние задания у одноклассников – это тоже быть предприимчивым. Подумайте об этом.
[6] Верин-Галицкий Д.В. «О ценностях воспитания». Журнал «Народное образование». Москва. 2013, № 3, С.157-161. http://статьчеловеком.рф/?page_id=427
[7] О механизмах формирования нравственности см. Верин-Галицкий Д.В. «О нравственном воспитании». Журнал «Социальная педагогика». Издательство «Народное образование». Москва. — 2012. — № 3. — С. 119-125 http://статьчеловеком.рф/?page_id=40

Если можете, поддержите нас!

В августе 2015 года на сайте "Стать Человеком" http://статьчеловеком.рф/ появилась страница "Если можете, поддержите нас!".

Размещаем здесь её содержание.

Если можете, поддержите нас!

Уважаемые гости нашего сайта!

С помощью сайта «Стать  Человеком» (http://статьчеловеком.рф) Вы немного познакомились с нашими  педагогическими представлениями о том, что должно происходить с человеком  в школьный период его жизни, чтобы взрослея, он становился нормальным адекватным взрослым. Мы очень надеемся, что страницы сайта представили Вам нашу реальную педагогическую работу и Вы по достоинству смогли её  оценить. Если у Вас в душе вдруг  появился отклик и у Вас есть желание и возможность поддержать нас материально, мы будем Вам очень признательны.

Способы перечисления средств:


  1. Платежная система Яндекс-деньги, номер счета 410011306674701

  2. Сбербанк, карта 4276 8700 3124 7880

Если появится желание просто написать нам и сказать какие-то добрые слова пишите по адресу  statchelovekom@mail.ru

Ситуация или Почему мы просим помощи

Наш детский клуб «Арго» официально это кружок при небольшом подростковом клубе на микрорайоне, где руководитель является совместителем  и получает весьма и весьма скромную зарплату. (Основное место работы руководителя – учитель информатики средней школы.) Занятия наши для детей бесплатны и другими они быть не могут в принципе, потому что наш детский спортивный туризм – спорт не элитарный, а что ни на есть самый для народа, где и пахать надо будь здоров как, и стерильных условий мы не обещаем. Ведь спортивные походы и соревнования это кровь и пот, иногда в холоде, иногда в грязи, иногда под нещадно палящим  солнцем или проливным дождем. Так что мажоры у нас не выживают, да и не идут они к нам, это не для них.

Иногда, администрация подросткового клуба, к которому мы относимся,   выделяет какие-то деньги на приобретение снаряжения. Поверьте, это очень небольшие и крайне эпизодические деньги и, конечно же, они недостаточны, поскольку современное альпинистское, туристское, спортивное снаряжение весьма дорогостоящее. Возможности же у подросткового клуба действительно весьма скромные и мы не можем требовать того, чего нам дать попросту не смогут. Ведь отдав нам, заберут у других.

Все мероприятия, которые мы проводим – мы проводим на средства родителей наших детей. Наш принцип при проведении мероприятий:  для родителей детей они не должны быть дорогими, чтобы в них могли участвовать дети, чьи родители не имеют высоких доходов, коих большинство. Других же источников финансирования наших мероприятий у нас нет. Поэтому походы наши малобюджетны, и проводим мы их в районах незначительно удаленных от нашего города Хабаровска, т. е. таких, куда можно добраться железнодорожным транспортом,  потому что использование автомобильного транспорта сразу  значительно увеличивает стоимость похода. Поэтому районы, выходящие за пределы Юга Хабаровского края, Приморского края и Еврейской автономной области, априори для нас закрыты. Саяны закрыты, Алтай закрыт, Байкал закрыт, манящая Камчатка, которая вроде бы совсем рядом (но так далека!) закрыта, потому что туда «только самолетом можно долететь», Кавказ и Карелия тем более закрыты…  Дети должны ногами ходить по своей стране, видеть её, дышать её воздухом, чувствовать её. Только тогда можно говорить о воспитании патриотизма. Потому что патриотизм в первую очередь  это внутреннее единение со своей страной, ощущение в себе чувства Родины. А чувство Родины рождается у человека только в детстве… Нам не нужны гостиницы, нам не нужны рестораны, мы можем и умеем обходиться минимальным, но транспортный вопрос для нас, живущих на Дальнем Востоке, это проблема из проблем.

А соревнования… Мало того, что снаряжение соревновательное весьма дорогостоящее (но это головная боль руководителя),  так и участие детской команды в различных соревнованиях, включая краевой ранг, теперь возможно через стартовый взнос с каждого участника. Это вообще нонсенс, но при этом – это реалии современного детского спорта. И мы не виним организаторов соревнований, они вынуждены идти по пути сбора стартового взноса, иначе ничего не будет организовываться и просто всё умрет.

В нашей работе постоянно возникают ситуации, которые, к сожалению, без денег решать весьма затруднительно. Мы бы рады были их решать без денег, но не получается. Наш вид спорта спортивный туризм, и для того, чтобы эффективно тренировать воспитанников, как для походов, так и для соревнований, необходимо тренироваться на разных спортивных полигонах, потому что, например, учиться ориентированию в школьном классе невозможно – с картой надо бегать по лесу, а не мультимедиапрезентации про ориентирование на экране разглядывать. На лыжах надо тренироваться не только вокруг школы, что тоже неплохо, но потенциал таких тренировок весьма ограничен, а выезжать на нормальные лыжные трассы…  Так что садит руководитель своих воспитанников в свой микроавтобус и поехали. А за счет каких средств это происходит? Собственно этот вопрос отечественные органы управлением образования не интересует. Ну не интересует, не нужно им думать про это. Потому что начнут думать, напридумывают такого, что еще больше обложат нас как волков так, чтобы мы дома сидели, и нос свой вообще никуда из него не высовывали. Итак уже столько напридумывали чтобы усложнить нам нашу работу, не надо больше! Поэтому, меньше знаешь, спокойнее спишь. Вот они и спят спокойно.  А кто платит за бензин для поездки на детскую тренировку? Платит руководитель детского кружка. Собственно, он этого может не делать, каково финансирование, такова и работа. Но вот совесть и любовь к своему делу и своим воспитанникам  заставляют…

Еще один очень важный фактор, почему мы принципиально не идем по пути постоянных сборов с родителей наших детей средств на удовлетворение всех наших нужд, пути, который мы считаем  абсолютно порочным, но породившем реалии, в которых сейчас существует пожалуй вся современная российская общеобразовательная школа, учреждения допобразования и учреждения дошкольного образования. Первое, когда в отношениях «учитель (наставник, тренер) – ученик (воспитанник)», «учитель – родители ученика» появляются деньги, то утрачивается тонкая нить человеческих отношений, которая позволяет учителю вести ученика за собой. Как только появляются  деньги («сдайте на то», «принесите на это…») в разных их проявлениях, то учитель из учителя превращается в менеджера. Есть вещи, которые должны существовать на удалении друг от друга и не пересекаться. Учитель менеджером быть не может в принципе. Даже не то что не может, не имеет права им быть!  Потому что учитель – это воспитание (и только во вторую очередь обучение), это ценности, это передача нравственного опыта, а менеджер – это управление процессом, чтобы он приносил прибыль. Если он менеджер, то он не учитель. Нет, он может быть преподавателем, но только не учителем. Мы всё-таки больше азиаты, где учитель это Учитель. Но злые силы в нашей стране очень упорно и очень старательно делают всё, чтобы уничтожить роль учителя как Учителя, как Наставника, как Человека способного вести за собой. И, к сожалению, им это удаётся. Но мы пока не сдаёмся.

Второе, как только в таких добровольных для детей  кружках как наш, появляются частые сборы средств «на то» и «на это», то это начинает работать на то, чтобы детей в этом кружке становилось всё меньше и меньше. Согласитесь, так просто можно всех растерять. Нет, в отчетах по инстанциям органов управлением образования они будут числиться, а вот на занятия приходить они уже не будут.

Нам очень хочется, чтобы дети у нас просто занимались спортивным туризмом. Чтобы приходили, тренировались, ходили с нами в походы, получали уроки жизни, взрослели, становились достойными гражданами своей страны и… ничего за это не платили. Так правильно. Так должно быть.

Детский клуб «Арго»

А теперь несколько слов лично от руководителя Детского клуба «Арго».

Описанная ситуация не только наша ситуация, она характерна для большинства таких кружков как наш. А ведь именно такие кружки, секции, клубы  как наш дают детям то, что для их жизни ни школа с её физикой, химией  и геометрией, какой бы хорошей школа не была, ни родители, какими бы они хорошими родителями не были – не дадут. Ну не дают и не дадут, просто поверьте или же перечитайте «Школа взросления», «О нравственном воспитании», «О ценностях воспитания».  Кто бы чего не говорил про новое время, про современные тренды, про то, что дети уже другие, простите, но ерунда всё это. Это отговорки для оправдания педагогической некомпетентности государственной политики в области образования и детского спорта нового времени (с 1991-го года). Детей под себя делают взрослые. И развращают детей тоже взрослые. Подсаживают на наркотик компьютеров, телефонов, планшетов и прочих IT-гаджетов их тоже взрослые. Детям же нужны детские объединения, в которых есть реальная (реальная, а не имитационная!) деятельность, с честными и открытыми отношениями и которых должно быть много.  Детям нужны адекватные взрослые рядом, с правильными нравственными установками, с ценностями и любовью в душе, а не рублями в глазах, повернутыми лицом к ним и способными вести за собой.

Мне очень стыдно за свою страну, в которой есть то, о чем написано выше. Но так есть. Мне страшно за будущее моей страны – России, которая имеет ту государственную политику в области воспитания, которую имеет. Пустых мест не бывает. Водичка дырочку находит всегда, и то, что не заполняется воспитанием, заполняется наркотиками, табакокурением, алкоголем, свободными от канонов традиционного общества отношениями (разврат, однополая любовь и пр.), а если смотреть шире, то всем тем, что направлено на уничтожение Жизни.

С уважением и благодарностью.

Дмитрий Вячеславович Верин-Галицкий

"Школа, которая мне снится". Часть 2. О "развитии", об образном мышлении и рабочих тетрадях

Часть 1. Начало

Часть 2.

В старых учебниках по педагогике образование определяется как совокупность обучения и воспитания. С недавних пор к обучению и воспитанию стали добавлять еще и развитие. Я не особенно понимаю, что за такое «развитие» выделенное из контекста «обучения и воспитания» в отдельную категорию. «Обучать» - понимаю, «воспитывать» – понимаю, а развитие происходит в процессе первого и второго. Решая задачи по математике ребенок развивает свои мыслительные способности. Выучивая стихи, правила, теоремы – тренирует (развивает) память. Работая с литературными произведениями постепенно, шаг за шагом при помощи учителя развивается его нравственность. Занимаясь физкультурой и спортом развивается тело и воля. Что за отдельное такое «развитие»? Не понимаю. Нет, на самом деле я понимаю откуда ветер дует. Дело в том, что под это самое «развитие» в школу можно напихать столько всякого хлама – великое множество всевозможных бестолковых учебных дисциплин, толстых рабочих тетрадей на печатной основе, компьютеров и всяких гаджетов, работа с которыми занимает большое количество времени ученика, сильно уводя его в сторону от того, что на выходе из начальной школы он должен представить в качестве своих главных навыков, так необходимых для дальнейшей учебы в школе. А напихивание в школу ненужного – это целая индустрия, это бизнес, это деньги. Ну, развивать же надо деток! Кто же возразит против развития? Вы как родитель разве возразите против развития своего ребенка? Только дети от этого развития более продвинутыми в учебе не становятся. Развитыми? В чем развитыми? У них появляется супер-память, или исключительные логические способности? Да нет, вроде не появляются. Так к чему нужно такое развитие, если на выходе из начальной школы дети не получают навыков, необходимых для их дальнейшей успешной жизни и учебы в школе? Навыки не получены, а драгоценное время потеряно. А бизнес от образования  о-о-чень даже в такой ситуации «развития» процветает.

Мы упомянули про рабочие тетради. Те, кто учился в школе давно, или их дети учились давно, полагаю, подумают, что это тетрадка в клетку или в линейку в 12, 18, 48, 96 листов, которая подписывается примерно так.


Нет, современные рабочие тетради – это фактически, книжки-задачники, только для одноразового использования. Напечатанные тексты задач, около которых есть специальные поля для решений и ответов, в которые эти решения и ответы надо вписывать. В них много картинок, всё образно, всё наглядно. Берет такую рабочую тетрадь в руки дядька лет пятидесяти, и с сожалением отмечает, что в его детстве такого не было… Ну, с такими пособиями просто чудо в обучении и развитии наших детей должно произойти! Только вот чуда, черт возьми, не происходит. Почему? Давайте посмотрим, почему не происходит.
Радетели визуализации,  каких только образов в этих пособиях не создают, каких только картинок в них рисуют, убеждая нас в том, что при работе с таким красочным содержанием ребенок легче усваивает материал, развивается его образное мышление. Друзья, но это не более чем маркетинговый ход и к развитию образного мышления он не имеет никакого отношения. Да, материал отчасти понимается легче, но для того, чтобы развитие происходило, необходимо усилия прилагать. А без усилий развития не будет. Вы же понимаете, что это аксиома.
Образное мышление –  это способность воспроизводить в голове образ объекта, процесса или явления, долгое время удерживать на нём внимание, совершать с ним мыслительные операции. И чем больший объем текстовой информации человек может визуализировать в своей голове, удерживать его, совершать с ним мыслительные операции, тем более развито образное мышление. А для развития образного мышления надо не чужие готовые картинки рассматривать, а самому, взяв содержание из текста или рассказа учителя, представлять это содержание в своей голове. Ребенок должен испытывать некоторый визуальный голод,   тогда, то чего не хватает перед его глазами, будет достраиваться у него в воображении.
Простой пример: две девочки, у одной – кукла Барби со всем её ярким гардеробом, другом Кеном и домом для них обоих; другой девочке, неискушенной обилием красочных игрушек, дают деревянную чурочку и говорят: «Это твоя куколка, давай будем её укладывать спать». Возможно это может показаться абсурдным, но педагогически более ценной является именно вторая ситуация, в которой девочка, не обращая внимания, что у её «куклы» нет головы, рук, ног, заворачивает её в платочек, баюкает, поёт ей песню. Или малыш, у которого множество разных современных игрушек, всё же берет в руку деревянный брусочек из набора кубиков и «возит» его по всей квартире, следом ползает на коленях и отмечает родителям: «Это моя машина!» Где та машина? У неё же ни колес, ни кабины! Да у ребенка в голове она!  Детям излишняя визуализация вредна, потому что она не даёт пространства для фантазирования. Чего фантазировать, если тебе всё дали в готовом виде?
Следующий забавный и одновременно грустный момент. Несколько учебников, несколько рабочих тетрадей и… ранец первоклассника становится такой тяжелый, что его в школу за ученика носит мама(папа) или дедушка(бабушка) ученика. Те же, кто вышел из Советского Союза, полагаю, помнят, что в ранце первоклассника кроме учебника математики и букваря, каждый толщиной по сантиметру, учебника по чтению толщиной в полтора сантиметра, и трех-четырех тетрадок по 12 листов, ручки, линейки, карандаша и резинки ничего не было. Ну, или иногда что-то добавлялось для труда, ИЗО или физкультуры. Вес ранцев учеников 70-х годов XX века и современных первоклассников ощутимо отличаются. Сейчас до абсурда доходит, в продаже есть портфели для первоклассников в комплектации с ручкой и колесами для его транспортировки, или того круче – кейсы с жестким корпусом сродни чемоданам для дальних междугородних поездок. Тяжелый детский портфель – это ненормально, так не должно быть!  Чего же мы взрослые сами своих детей калечим? Или задача поставлена так, чтобы изначально всех детей сделать больными, и  продавать еще больше лекарств?
Когда дети работают в обычных тонких тетрадках, то они учатся правильно оформлять выполнение заданий в классе и дома. Без этого оформления тетрадка будет выглядеть неопрятно, как черновик. И за ведение тетрадей, за их аккуратность, учителя, работающие в традиционной парадигме, периодически ставят отметки, эти отметки так и называются – «за ведение тетради». В тетрадях на печатной основе детские записи не компактны, находятся вперемежку с печатным содержанием, и неаккуратные записи визуально теряются, сильно не бросаются в глаза.
Если домашнее задание в обычной тонкой тетради, как правило, не выходит за пределы одной страницы, которое находится на границе исписанного и неисписанного, сами тетради легки, и стопочку в 25 тетрадок учителю даже домой при необходимости взять несложно, то домашние задания в тетрадях на печатной основе могут занимать несколько страниц, которые кроме как проверять, еще надо и банально листать, т.е.  тратить еще и на это время. А стопка из 25 таких тетрадок весит… ну много весит, домой их уже не понесёшь.  В школе учительница их не успела проверить (потому что работала в  первую и вторую смену – учителей то не хватает), и домой не взяла. Детские задания остались непроверенными. Раз это случилось, потом повторилось и учительница начинает привыкать к тому, что, собственно можно обходиться и без проверки детских рабочих тетрадок. Ну, как вы понимаете, если детские работы не проверяются, или проверяются нерегулярно, желать хорошей обученности учеников возможно едва ли. 
Подсадив начальную (и не только начальную) школу на рабочие тетради на печатной основе, дельцы от образования потирают руки. Тетради то эти одноразовые, в них же ученик пишет. По окончании учебного года место такой тетради в макулатуре или того хуже просто на свалке. Другой ученик ей пользоваться уже не сможет. Ну да, лес в нашей стране пока есть, а человек царь природы. Только сколько он будет царствовать? Может стоит уже голову начать включать? Сигналов к тому уже от природы, по-моему, предостаточно.
И еще один немаловажный фактор – цена этих рабочих тетрадей. Она сопоставима со стоимостью учебника. Ну там бумага, хорошая полиграфия… На детях же нельзя экономить! Обычные же тетрадки в 12 листов в клетку или линейку стоят копейки, да и вес у них невелик… Но на копеечных тетрадках бизнес в российском варианте строить не выгодно…

Продолжение см. здесь

Родители! Не уродуйте своих детей!!!

Привел сына в детский сад. Помог ему раздеться. Ждём, когда придёт воспитатель. Костя крутится вокруг меня и в группу из раздевалки заходить не торопится.  Приходит девочка и её мама. Следом еще одна мама привела мальчика. Мама девочки раздевает своего ребенка. У меня в голове щелкнуло: чего это мама девочку в серый спортивный костюм нарядила?  Сам себе ищу объяснение: наверное, потому что в группе прохладно? Ну да, на самом деле прохладно… Потом мальчик и девочка заходят в группу и начинают играть. Мама девочки уходит. Мой же малыш по-прежнему крутится вокруг меня и канючит: «Папа, я хочу домой…». Не ухожу, чтобы вручить его воспитательнице когда она придет, чтобы она его увела в группу и отвлекла от мыслей о доме.  Дети в группе расшалились, и мячик летит в телевизор. Мама мальчика окликает детей: «Кирилл, Самсон!» Самсон??? Исключительно русское имя!  Ох уж эти современные креативные родители, каких только имен своим детям не дают!!! Поворачиваюсь в сторону стоящей рядом мамы мальчика:
– Я не понял, Самсон – это девочка?
– Нет, это мальчик,
отвечает мама.
– А хвост на голове то зачем? - спрашиваю я и, приглядевшись, замечаю, что у девочки-мальчика виски чуть подбриты. А хвост на голове реальный, волосы собраны резинкой на затылке и длиной  сантиметров двадцать пять, направлен не вниз, а ровно назад. Ну девчоночий хвост! Я такой хвост делал старшей дочери, когда она была такого же возраста. Отмечу, что дети возрастом 3,5-4 года.
– У него мама творческая личность, – отвечает женщина.
– Но она же ребенка уродует, что из него вырастет?
– Сейчас же демократия, взгляды либеральные, в Москве и не такое можно увидеть…
– ???!!!... – я не нахожу слов и замолкаю от  культурного шока!
Объяснять взрослой женщине, умиляющейся креативности той мамы, прописные истины и причинно-следственные связи  того, как из-за такой вот родительской блажи вырастают странные создания непонятного пола я не стал. Поняла бы она меня? Не знаю.  Думаю что едва ли, скорее сочла бы несовременным, отсталым, еще бог знает каким…
Родители в первую очередь отвечают за то, какими вырастут их дети. Ни детский сад, ни школа, ни учителя. Родители и только родители. Они в раннем возрасте формируют половую идентификацию ребенка, через акцентирование его внимания на том,  кто он мальчик или девочка; через его одежду; через его игровую деятельность; через его занятия, прогулки и любые дела, в которых участвуют кроме ребенка еще и оба родителя вместе (или попеременно, но оба одинаково активно);  через выстраивание его представлений о том, что такое «хорошо», а что такое «плохо» и в чем заключается мужское и женское поведение. Если в раннем возрасте (до пяти лет) с некоторой последующей шлифовкой (до 7-ми лет) родители этой важной работы не проводили, а только кормили, одевали его да откупались от него подарками, то в подростковом возрасте на поверхность проявится столько проблем, которые исправить будет очень сложно, а может быть и невозможно.
Когда малыша с рождения рядили в девочку желать от него ответственного поведения и мужских поступков в 13-14-и далее лет возможно едва ли, а вероятность того, что его родители не дождутся внуков очень и очень высока, потому что эта родительская игра в переодевание мальчиков в девочек, а девочек в мальчиков может дальше пойти по нескольким сценариям. Выделим некоторые сценарии развития событий для мальчиков.

Сценарий первый. Мальчик, родители которого излишне много уделяют внимания его внешнему виду, одежде, волосам формируют нарцисса, иными словами человека акцентированного на самом  себе. Как правило, когда «воспитание» развивается по этому сценарию, когда во главе угла обертка человека, а не его содержание, мужские черты характера и способности ценности не представляют. Отдельно отмечу формирование в мальчиках культа длинных волос. За длинными волосами надо ухаживать, иначе они будут плохо выглядеть и дурно пахнуть. А ухаживать, это значит, достаточно много времени необходимо проводить перед зеркалом. Но мальчик  много времени проводящий перед зеркалом – это прямой путь к нарциссизму. А нужны ли нарциссу дети? Ну, те, которых он не только родит, а о которых будет заботиться  и воспитывать? Ответ вполне очевиден: нет.

Сценарий второй. Из мальчика совершенно непроизвольно, сами того не желая, взращивают девочку. Не обязательно его в девочку будут рядить. Но мальчик, который растёт исключительно в женском окружении, которое не сильно озадаченно тем, что у них растёт всё-таки мальчик, не имея контактов с мужчинами  – не посещает спортивной секции, где тренер мужчина; не занимается в центре детского творчеств в кружке юных судомоделистов (авиамоделистов, картингистов и т.п.), где педагог мужчина; не ходит с мужчинами в походы…  – мужчиной не станет. Нет по паспорту всё будет верно, и даже с половой идентификацией вероятнее всего будет всё нормально, а вот с мужским восприятием мира, ценностей, чертами характера и способностями всё будет не очень. Как ему в мир выходить, как потом семью строить, если перед его глазами не было моделей мужского поведения, если не было ценности этого самого мужского поведения? У кого ему этому было учиться?

Сценарий третий – самый печальный. Мальчик, из которого родители лепят девочку (как правило это делает мама, а папа либо не вмешивается, либо отсутствует вовсе), имеет очень высокую вероятность получить серьёзные проблемы с половой идентификацией своего ребенка, от которых путь к нетрадиционной сексуальной ориентации может оказаться очень близким. И в этом случае внуков точно вы не дождётесь.
И тем, кто до сих пор не понимает в силу своей родительско-педагогической безграмотности этих простых вещей, я всё-таки напомню, что мальчиков надо растить и воспитывать как мальчиков, а девочек – девочками. И никак по-другому быть не должно.

Мальчик, он же мальчик! Он утром должен подскочить с постели, что-то быстро сунуть в рот и быстро бежать на улицу играть в футбол с пацанами. Надеюсь, читатель понимает, что это образ, метафора, может быть это будет не футбол, может это будет конструирование фантастического города, может это будет работа над моделью парусника..... Но только не трехчасовое  разглядывание себя в зеркало. Зеркала мальчикам противопоказаны!

Родители! Не уродуйте своих детей!!! Не ломайте у самых истоков их жизнь!

Потому что потом... Потом вам просто ничего не останется, как
горестно разводить руками и произносить "...а что я могу сделать...", "...он(она) сам(сама) выбирает как ему(ей) жить...", "...я его(её) кормил(а), поил(а), я всё для него(неё) делал(а), почему он(она) стал(а) таким(такой), не понимаю..."

PS В разговоре с людьми, мне подсказали, что Самсон - ветхозаветный герой, у которого вся сила была в волосах. Пусть даже так. Но мальчик, когда он маленький, смотрится в зеркало и видит своё реальное отражение, а у него облик девочки. История из Ветхого завета, она в маминой голове. А в зеркале мальчик видит женские черты...

Что является целью гармоничного развития личности?

Вмарте 2015 года, я вдруг заявился на городскую олимпиаду победителей Приоритетного национального проекта "Образование" в 2007-2014 гг. Мне прислали вопросы, я даже начал на них отвечать, а потом навал дел, более актуальных и я забросил это занятие, ну в смысле перестал писать ответы на вопросы олимпиады. В конце апреля мне звонят из городского центра развития образования и просят, чтобы  прислал работу. Пытаюсь объяснить, что мне недосуг. Но всё равно просят. Хорошо, пришлю.

Всё что написано ниже, это некоторые ответы на вопросы этой олимпиады, которые я здесь выкладываю ровно для того, чтобы эти свои мысли не потерять. Ответы на вопросы, которые не требовали моего суждения я здесь не привожу
               

Вопрос:
Что является целью гармоничного развития личности?

Ответ  (ДВ) (ДВ -  это я) : Формирование гармонично развитой личности!

(Всё что написано далее – это «мазки большой кистью» – фрагменты моих мыслей на заданную тему, возможно, не очень структурированные.)

«………..Гармоничное развитие личности  – ведущая цель системы отечественного образования и воспитания, направляющая ее на создание условий для всестороннего целостного непротиворечивого развития личности учащегося. Гармоничное развитие личности – это согласованное, взаимно обусловленное развитие духовных, душевных и физических сил и способностей, это воспитание человека, способного жить в ладу самим с собой, с природой, с обществом. Гармонизация личности включает в себя вопрос о единстве ее образа жизни и психологического стиля жизнедеятельности. Данная цель является гуманистической традицией российского образования и выражает его национально ориентированную особенность. (Безрукова В.С. Основы духовной культуры. Энциклопедический словарь педагога, 2000 г…………..» http://spiritual_culture.academic.ru/475/Гармоничное_развитие_личности )

«………………В советской культуре достойной целью считалось всестороннее и гармоничное развитие личности. В этой модели имелось в виду развитие всех способностей личности, развитие тела и духа, нравственности и практичности, знаний и умений, технического и гуманитарного мышления, способности как к физическому труду, так и к интеллектуальному поиску. Под гармоничностью имелась в виду не субъективное переживание собственной гармоничности и тем более не просто ощущение внутреннего благополучия, а объективная сбалансированность всех развитых способностей……………….». (http://www.psychologos.ru/articles/view/celi_rosta_i_razvitiya_lichnosti )

ДВ:
Гармонично развитая личность… Хм…Хм…  Идея, безусловно, красивая. Очень даже красивая. И мне она очень нравится. Правда нравится и всегда нравилась. Восприятие же этой идеи в современном нам социуме не особенно отличается от толкования советского  периода. И весь свой педагогический путь мыслю именно в этом ключе, и работать с детьми стараюсь так[1], чтобы именно такое и происходило, как со своими школьными учениками, так и с участниками нашего детского туристского клуба «Арго».
Не идеализируя советского периода, всё же отмечу, что баланс идеи гармонично-развитой личности, восприятие её в образовательном пространстве и социуме был менее противоречивым, чем в настоящее время.

Еще добавил бы от себя два  компонента гармоничного развития.
Первый – воспитание половой идентификации согласно данного природой пола. На сегодняшний день (собственно как и всегда) это весьма актуально. Мальчики должны вырастать мужчинами, а  девочки женщинами, а не странными существами непонятного пола.
Второй – взросление должно протекать адекватно биологическому возрасту (если нет физиологических отклонений). Своё понимание взросления как психологического феномена и аксиом педагогического сопровождения взросления мной представлено в статье «Педагогический аспект проблемы взросления». Журнал «Народное образование». Москва. 2011, № 6, С.262-267.

…В последние три десятилетия советского периода 60-70-80-е годы, на реализацию идеи гармонично развитой личности работали в комплексе: идея социалистического государства – «от каждого по способности – каждому по труду», реалии социалистического государства – бесплатное образование и медицина, когда определяющими для большинства детей страны для достижения своих личных целей, для своего совершенствования и роста были непосредственно способности каждого человека (ребенка),  его личная мотивированность на достижение этих целей (финансовые возможности родителей для большинства не являлись определяющими), школьное образование, уникальная  система внешкольной работы и детского спорта (добросовестно уничтоженные в 90-е годы), система пионерских лагерей как ведомственных, так и государственных  … Безусловно, стартовые возможности у детей были разные, но ребенок, воспитываемый матерью-одиночкой, работающей в детском саду воспитателем в то время  имел возможностей много больше, чем в аналогичной ситуации сегодня.

А сейчас… Более-менее гармоничное развитие есть у детей, которые:
·        растут в полных семьях, полных не по количеству родителей (есть мать и отец, но отец (или мать) живёт на работе), а по тому, что оба родителя в такой семье в полной мере участвуют в воспитании ребенка;
·        Много времени проводят с родителями на одном пространстве (не в одном помещении, где каждый за своим компьютером, а в одном деле, находясь в прямой коммуникации, и обучаясь друг у друга) имеют возможность много гулять вместе…;
·        Занимаются спортом, укрепляя тело и волю;
·        Много читают, формируя своё мировоззрение;
·        Хорошо и мотивированно учатся;
·        Участвуют в детских объединениях (общественных, творческих);
·        Учатся ставить цели и их достигать;
·        ИКТ используют очень умеренно, только по необходимости, не тратят время на соцсети, компьютерные игры и прочую ерунду, просто умеют не тратить время попусту(!);
·       

Конечно, такие дети есть, но в общей массе их единицы.
… если же дети «живут» в соцсетях (в том числе и «Дневник.ру», которая  тоже соцсеть, при этом упорно продвигаемая министерством образования РФ[2]); мало двигаются, потому что дома за компьютером какое может быть движение; мало читают, потому что время тратится на переписку во всё тех же соцсетях, да просмотр глупых видеороликов и чужих фотографий; потому что их родители часто являются рабами своих рабочих мест, приходя домой только спать; когда детская наркомания, сексуальная распущенность, агрессивное продвижение однополых отношений[3] - это реалии происходящего вокруг нас…

Гармоничное развитие детей… о чем вы! На сегодняшний день это не более чем утопия и достояние лишь единиц.

«………….В 2007 году тогдашний министр образования А. Фурсенко «Недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других». Что это? Оговорка? Или проговорка, нечаянно выданный секрет и истинная цель «реформ» российского образования? …………………..»

!!!!!!!! Официально декларируемое должно быть адекватно тем педагогическим методам и средствам, используемым для достижения заявленной цели, а также влияниям социума,  от которых также очень сильно зависит результат воспитания. !!!!!!!!!

Дети же, выросшие на «проэктах» в виде презентаций PoverPoint, где они научились искать в сети результаты чужого труда и выдавать их за свой труд[4] … ну да, не более чем квалифицированные потребители... 

…Если соотнести понятия «гармонично-развитая личность» с «человеком-творцом» или «квалифицированным потребителем», то в моей голове «гармонично-развитая личность» всё же больше тяготеет к «человеку-творцу», а не к «квалифицированному потребителю»…  

Пока публично власть за эту проговорку министра образования не извинилась и не дала ей свою оценку, хотя лет уже прошло не мало, на дворе 2015-ый год. И такое, как я полагаю,  едва ли произойдёт. А значит, политика государства в отношении образования остаётся такой же, какой была и при Фурсенко, да и тогда не он эту политику определял. (Тогда думаем, кто заинтересован в такой политике?) Тогда к чему разговоры о гармонично-развитой личности? Чтобы было о чем поговорить и потешить себя красивыми иллюзиями?









[2] «Дневник.ру» – инновация с обратным педагогическим эффектом» http://статьчеловеком.рф/wp-content/uploads/2014/05/dnevnikru_NO-2014-08.pdf
[4] «О разумном использовании информационно-коммуникационных технологий в образовательном процессе» http://статьчеловеком.рф/wp-content/uploads/2014/01/o_razumnom_ispolzovanii_ikt.pdf

О ценностях воспитания

Верин-Галицкий Д.В. «О ценностях воспитания». Ноябрь 2012 — январь 2013. Журнал «Народное образование». Москва. 2013, № 3, С.157-161.  Та же статья в журнале «Социальная педагогика»,  Издательство «Народное образование». Москва. 2013, № 2, с.99-104. Та же статья в журнале «Воспитательная работа в школе»,  Издательство «Народное образование». Москва. 2013, № 1, с.41-45

о ценностях воспитания

Дмитрий   Вячеславович
Верин-Галицкий,
учитель средней школы № 32 г. Хабаровска

Всем известен народный афоризм: «Как учить и как лечить, у нас знают все». На медицинском аспекте этой фразы останавливаться не буду, не наша сфера, а вот относительно того, как учить  и уж тем более как воспитывать,  много разного и от разных людей слышал. Кто только  ни ругал наше образование и ни поучал педагогов, как им учить и воспитывать детей. И сегодня не только в нашем несчастном отечественном образовании, над которым как только ни поиздевались реформаторы-инноваторы, но и в главных ячейках общества — семьях, из которых  в  наши педагогические руки приходят дети, приходится видеть такое, что порой оторопь берёт.
воспитаниеценностные установки псевдоценности• базовые конструкты взрослости • самостоятельность •  ответственность •  способность к волевому поведению•   способность к рефлексии •
                           

Ребёнок должен стать взрослым
Несмотря на то, что всё наше образование семимильными шагами движется в сторону рафинированного обучения, вспомним всё же, что образование  включает в себя две неотъемлемые компоненты: воспитание и обучение. В этой статье мы затронем некоторые принципиальные вопросы воспитания. Воспитание — сложный, долгий, кропотливый и вовсе не безоблачный процесс[1].  В нём факторов успеха слишком много. И не бывает так, чтобы какое-то одно волшебное средство принесло те счастливые плоды, которые хотелось получить.  Именно от воспитания зависит, какие мотивы будут управлять человеком, какие ценностные установки будут регулировать его поведение, его отношение к людям, к своей стране, к способу заработка и своему труду, к своим родителям, к своим детям, а не от того, насколько хорошо выпускник школы решает тесты ЕГЭ.
Мы с вами живём в том времени, в котором живём. И вокруг нас очень много признаков, отличающих наше время от того, в котором мы жили прежде. В признаках этих есть и положительное, а есть и много того, что огорчает. Один из признаков сегодняшнего дня в том, что в большой стране отсутствует национальная идея. Вот уже более двадцати лет её пытаются найти и пока найти её не получается. А если нет национальной идеи, то и непонятно, в каком направлении должно идти воспитание детей, нет педагогических ориентиров. Надежда на общечеловеческие ценности? Но если кругом ложь, лицемерие и воровство, а прав тот, у кого больше прав,  то словесное обучение ценностям результата не даст. И такое положение дел — весьма подходящий  полигон для современных манипуляторов от политики в деле построения «светлого будущего».
Попытки реформаторов делать ставку на такие категории, как конкурентоспособность, успешность, предприимчивость, слишком конъюнктурны и у многих людей вызывают не только серьёзные опасения, но и сильное раздражение, ибо эти категории  насильственным образом пытаются возвести в разряд доминирующих ценностей общества.
В современном толковании конкурентоспособный — значит ориентированный на социальный успех, на более престижное и высокооплачиваемое место работы. Но тогда возникает вопрос, если это национальная ценность, то кто же  тогда будет дома строить в роли рабочих, обеды готовить, детей воспитывать и выполнять множество других общественно значимых функций, в которых ценность конкурентоспособности весьма сомнительна? Конкурентоспособность — весьма специфическая ценность. То, что есть благо в экономике, не может автоматически быть благом в социальной жизни общества.
Успешный в незрелом подростковом восприятии — тот, кто может предъявить своему окружению атрибуты успешности (дорогая машина, квартира или дом в престижном районе и пр.) и тот, кто занят в деятельности, доходы от которой не позволяют предъявить эти атрибуты, априори считается неудачником. К сожалению, такое восприятие ныне выходит далеко за пределы подросткового возраста. Заигравшись с термином «успешность» как-то совершенно забыли про цену этого самого успеха, его нравственную сторону. Ведь к своему личному успеху можно идти по головам других людей не считаясь ни с чем.
А быть предприимчивым? Требование времени?  Однако покупать выполненные домашние задания у одноклассников — это тоже  быть предприимчивым.
Безусловно, подобные лозунги, декларирующие такого рода псевдоценности, не просто тупиковые, а губительные. И педагоги-практики, не позволившие себя втянуть в подобные «инновации»,     игнорируют такие лозунги  и продолжают строить свою воспитательную работу в той системе координат, в которой росли сами и которую интуитивно чувствуют как верную, правильную.
В обсуждении ценностного поля воспитания детей мы предлагаем  осмыслить желаемый результат взросления ребёнка,  который должен быть получен к окончанию официального детства, то есть к завершению школьного периода жизни. Это необходимо, чтобы понимать, как выстраивать пути психолого-педагогического сопровождения взросления.
Начнём с банального утверждения: все взрослые были детьми, все дети должны становится взрослыми. То есть в процессе своего эволюционного развития на протяжении официального детства ребёнок должен приобрести черты и способности, которыми необходимо  обладать взрослому человеку.
Взрослый — не возрастная категория. Взрослый —  это человек, готовый к самостоятельной (независимой от родителей или опекунов) жизни, к самостоятельной трудовой деятельности, к решению возникающих проблем, к принятию ответственности за себя и за других людей, к принятию роли мужа (жены), отца(матери).
Ребёнок должен стать взрослым — это  главное основание и от него мы отталкиваемся в наших рассуждениях, а взросление принимаем как главный процесс детства и его смысл.
О взрослых чертах характера и способностях
Невозможно объять необъятного. Можно представить большой список черт характера и способностей, которые мы желали бы привить нашим детям, но тогда, пожелав многого, можно не получить ничего. Вспомним   идеал гармонично развитой личности советской школы: его сделали целью образования в стране, строящей  коммунизм, а цель оказалась неконкретной, практически не достижимой, хотя и была весьма привлекательной. Поэтому необходимо выделять главное, понятное, вполне приземлённое. Имея небольшой набор базовых черт и способностей, проще выстраивать методы их формирования.
Что мы отнесём к таким главным составляющим, или базовым конструктам, взрослого человека? Самостоятельность и ответственность как черты характера, способность к волевому поведению и способность к рефлексии.
Этот набор черт и способностей взрослого человека вне политики, вне какого-то конкретного социального устройства. Да разве кто посмеет сказать, что ребёнок не должен становиться самостоятельным и ответственным? Или что он должен быть безвольным и неспособным к анализу своих поступков, своей жизни и всего происходящего вокруг? И если самостоятельность и ответственность в этой модели базовых конструктов взрослого не вызывают каких либо вопросов (взрослый априори должен быть самостоятельным в своих мыслях и поступках, а также ответственным за свои поступки), то выбор таких конструктов, как способность к волевому поведению и способность к рефлексии следует пояснить.
Взрослый не только должен уметь добиваться поставленных целей, не пасовать перед трудностями, не сворачивать в сторону, как под влиянием внешних сил, так и под влиянием своей слабости, своего неумения, своих страхов. Он ещё должен иметь потенциал жизненной устойчивости, чтобы не сломаться в тяжёлых ситуациях, которые нет-нет, да вдруг случаются. И то и другое — это проявление воли, а  воля — очень важный механизм управления нашей жизнью. Поэтому волю надо воспитывать и желательно с младенческого возраста.
«Ребёнку необходимо преодолевать объективно возникающие на разных этапах онтогенеза преграды, естественные барьеры»[2]. Преодоление этих преград и естественных барьеров есть не что иное, как инструмент формирования способности к волевому поведению. Препятствия на жизненном пути ребёнка не должны восприниматься им как искусственно созданные или игровые. Они должны быть частью его жизни, и тогда это преодоление будет иметь для него смысл. Поэтому развитие воли в трудовых усилиях, в преодолении трудностей самого различного характера — в спорте, в походах, в занятиях музыкой — играет очень важную роль.
Воля отвечает за то, как человек будет распоряжаться своей жизнью, ведь «первоочередная задача воли — выжить»[3], и как его личная жизнь будет влиять на жизнь окружающих его людей — «развитие нравственных стремлений связано с развитием воли»[4]. Нравственность и воля взрослого человека взаимозависимы: от воли зависит устойчивость поведения в соответствии с нравственными установками, а нравственность управляет содержанием волевого поведения[5].
Чтобы  понимать необходимость формирования рефлексивной способности, начнём издалека. Поведением и поступками человека управляют внешние и внутренние регуляторы, которые и направляют поведение и поступки по тому или иному пути.
Внешние регуляторы поведения — мораль, религия, нормы поведения принятые в обществе. Они служат ориентирами, отправными точками, но если положения внешних регуляторов личностно не будут приняты, то регуляторами поведения они не станут, хотя декларативно и будут обозначены.
Внутренние регуляторы поведения — личностно принятые нравственные установки, рефлексия, совесть. Из всех установок — мировоззренческих, поведенческих и пр. системообразующими в поведении человека являются нравственные установки.

Изобразим схематически внутренние регуляторы, покажем их взаимозависимости и опишем их.
vnut_reg_poved
Формирование нравственных установок имеет несколько путей, отметим основные  для детского и подросткового возрастов.
ü  В раннем возрасте и примерно до 10–11 лет нравственные установки ребёнка формируются посредством оценочных суждений значимых взрослых.
ü  В подростковом возрасте происходит осмысление вербально принятых установок, формируется личное отношение к нравственным категориям и нормам поведения, установки приобретают более зрелый характер. Особое место в этом процессе занимает совместная длительная во времени детская деятельность, в которой в проживании множества ситуаций и проявляются ценности и нормы, наполняясь личностным смыслом.
ü  У верующих всех возрастов нравственные установки формируются посредством религиозных заповедей в аксиоматической форме.
На формирование установок важную роль может оказывать контекст среды, в которой протекает жизнедеятельность ребёнка, а также влияние литературы, кинематографа и пр. 
В современном мире, наполненном информационной агрессией, быстрой сменяемостью событий, вечным страхом «что-то не успеть» проблема развития рефлексивных способностей принимает очень актуальное толкование: надо останавливаться, приводить мысли в порядок, охватывать «нужное — ненужное» и избавляться от ненужного. Увлечение же гонкой современности может увести туда, откуда уже не выбраться.
Подросток  воспринимает мир «здесь и сейчас», а не через призму своего жизненного опыта, поскольку в этом возрасте происходит накопление этого опыта, это время проб и ошибок, время набивания шишек и синяков, время, которое имеет свою скорость протекания. Формирование подросткового опыта, нравственных установок происходит под влиянием очень большого количества факторов и агентов среды, в которой протекает его жизнедеятельность. В силу только формирующегося опыта он пока не обладает «взрослой» способностью фильтрации этих влияний, которые обрушиваются на него сильнейшим потоком.
Рефлексия как способность человека к анализу  и осмыслению своих поступков, произошедших жизненных ситуаций, окружающего мира является основанием грамотного проектирования своего поведения, собственной жизни. Рефлексия — один из важных регуляторов поведения человека и в качестве этого регулятора возникает лишь на основе накопленного  жизненного опыта, развитости интеллектуальной сферы, личностных установок. Рефлексия —  это фильтр, который пропускает из внешней среды различные виды влияний, позволяет принимать нужное и отсекать ненужное, а в нужное время заставляет останавливаться. «Тормозить себя нужно на каждом шагу, и это должно превратиться в привычку… человек без тормоза это испорченная машина», — считал А.С. Макаренко. Сформированная  у человека способность к рефлексии выполняет функцию защиты.
Отметим, что можно быть вполне рефлексирующим, но при соответствующем векторе нравственных установок совершать циничные поступки по отношению к другим людям. В процессе рефлексии у человека могут формироваться новые нравственные установки. Иными словами, от установок зависит характер рефлексии, но и результатом рефлексии могут быть установки. Поэтому важно процессы принятия ребёнком установок и развития его рефлексивности вести параллельно.
Высший регулятор поведения человека — его совесть. Она определяет, как человек прямо или косвенно может позволить себе поступать в отношении других людей. Совесть даёт команду поступать так, а не иначе. Совесть — это механизм внутренней оценки своих поступков в соответствии с личностными нравственными установками. То есть внутренняя направленность совести определяет внешний вектор нравственности человека. Совесть категория внутринаправленная: «от себя — к себе». Нравственность имеет внешнюю направленность:  «от себя – к людям».

Как регулятор поведения совесть — это очень сложная конструкция, на формирование которой влияет множество факторов и практически невозможно вычленить фактор, доминирующий в развитии совести, которому следует уделять особое педагогическое  внимание.
Какой бы заманчивой не казалась идея воспитания совести, прямо ставить эту задачу и педагогически её реализовывать нельзя. Это приведёт к опошлению самой категории «совесть». Но совесть, как регулятор управления поведением человека  зависит от личностных нравственных установок и развитости рефлексивной способности человека, и это вполне очевидно. При этом установки возможно формировать, а способность к рефлексии развивать, что совершенно естественным образом скажется на развитии содержания совести ребёнка.
Стоит отметить, что в известных педагогических системах А.С. Макаренко и И.П. Иванова воспитанию самостоятельности, ответственности, развитию воли и рефлексивной способности отводилось достойное место.
Детство очень быстротечно, но отпечаток на будущей жизни оставляет весьма ощутимый. Если в детстве не сформировать те взрослые черты характера и способности, о которых мы говорим, а также не сформировать у ребёнка нравственные установки и адекватное понимание взрослости  (неадекватное понимание взрослости: употребление спиртных напитков, курение, вседозволенность), то за порогом школы это будет сделать весьма затруднительно, а, может быть, и невозможно. Поэтому очень важно успевать делать всё своевременно.



[1] Воспитание — процесс целенаправленного влияния на развитие мотивационно-ценностной сферы человека. Поляков С.Д. Психопедагогика воспитания. М.: Новая школа, 1996. С. 10.
[2] Фельдштейн Д.И. Психология взросления. М.:  «Флинта», 1999. С.185.
[3] Чалидзе В. Иерархический человек. М.: Издательство «Терра», 1991. С. 27.
[4] Вентцель К.Н. Основные задачи нравственного воспитания [Текст] / К. Н. Вентцель.  М. : [б. и.], 1896.  Из журн. «Вестник воспитания».  http://ushinskiy.ru/jspui/handle/123456789/138
[5] Более подробно о взаимозависимости воли и нравственности см.: Верин-Галицкий Д.В. О нравственном воспитании // Социальная педагогика. 2012.  № 3.  С. 119–125

О ситуации похода (ситуация похода как педагогический феномен)

Первый вариант статьи о ситуации похода был опубликован в журнале "Народное образование" в 2008 году, № 3. В феврале этого года редакция  газеты "Первое сентября" (г. Москва) ко мне обратилась,  и в своей просьбе описала то, что, в принципе, мной уже было когда-то написано. Я поднял текст, что-то в нем подчистил, что-то добавил. В настоящее время статья готовится к публикации в одном из номеров газеты "Первое сентября"  конца весны - начала лета 2012 года, когда вопрос детского летнего отдыха станет особенно актуальным.

О СИТУАЦИИ ПОХОДА
(ситуация похода как педагогический феномен)

Д.В. Верин-Галицкий, учитель средней школы № 32 г. Хабаровска, Центр «Грань»


Всё дальше и дальше в прошлое уходит то время, когда школьные учителя во время летних, осенних, весенних, иногда и зимних каникул, а часто и обычными воскресными выходными облачались в спортивную одежду по сезону, закидывали за спину рюкзак, выходили из дому и направлялись на авто или железнодорожный вокзал где… встречались со своими школьными учениками и начинали очередной туристский поход. И снаряжение было не ахти какое, и одежда оставляла желать лучшего, а в походы и дети, и взрослые ходили.

Сегодня и со снаряжением вроде бы проблем особых нет, как минимум его можно купить, и одежда, и обувь какую душа пожелает, но вот школьные учителя со своими школьными детьми в туристские походы ходят крайне редко. А большей частью не ходят в них вообще, несмотря на ту пользу, которую такие походы могут принести для детей и в эмоциональном, и в физическом, и в познавательном, и в нравственном аспектах. Имея за плечами более двадцати лет стажа в роли детского туристского руководителя и школьного учителя, зная глубоко изнутри все нюансы работы школы как  образовательного учреждения, а также специфику организации и проведения туристских  походов с детьми как в период окончания советского периода, так и в современных условиях, могу сравнивать что было и что есть, поэтому и не посмею осуждать учителей в неиспользовании воспитательных возможностей детского туризма. С той политикой государства  в этой сфере, свидетелем которой я являюсь сегодня, и с которой постоянно сталкиваюсь в своей работе, в скором времени дети школьного возраста ходить в походы со своими учителями и педагогами дополнительного образования не будут вообще. Слишком много тому преград созданных как-будто  специально, хотя многие из них имеют достаточно благовидно представленные  обоснования.
Чтобы понимать, что теряем, я попытаюсь представить некоторые штрихи к портрету такого педагогического феномена как ситуация похода.
В чем смысл этого феномена? Почему ситуация похода феноменологична?
Походная жизнь в значительной мере отлична от городской. Она происходит по своим законам, имеет совершенно особенные условия протекания и правила организации. Ребенка, оказавшегося в ситуации похода, специально целенаправленно не воспитывают, не развивают, не  учат, не тренируют, но при этом развитие получают многие способности, черты и качества, а в частности воля, выносливость, ответственность, самостоятельность, смелость, активность, коммуникабельность, толерантность, умение руководить и подчиняться и др. И эффективность этого развития подчас много выше, чем в условиях городского воспитания.
Ситуация похода складывается из нескольких взаимосвязанных друг с другом компонентов:

  • временной период, который начинается с момента, когда группа отправляется в поход и заканчивается возвращением домой;
  • три основные направления коммуникации: руководитель (учитель)–ребёнок, ребёнок–ребёнок, ребёнок–природа;
  • жизнедеятельность группы во время похода;
  • все события, которые происходят во время похода.

Очень важно чтобы в подростковом периоде ребенок проходил через походные испытания. Этот возраст сензитивен (восприимчив) к формированию навыков труда по самообслуживанию через деятельность, которая весьма энергозатратна, требует весьма явных усилий и практически незнакома современным городским детям. Необходимость такой деятельности ребенком, оказавшимся в ситуации похода, как правило, быстро понимается. Как и то, что если что-то сделать плохо или не до конца, то цена такой халатности может оказаться слишком высокой. Отметим, что эта мысль должна проводиться руководителем и в период подготовки к походу, и во время самого похода, но не превращаться в эдакую страшилку. Детьми, которые уже имеют походный опыт, подобные установки руководителя принимаются, как правило, безоговорочно.

Природная среда, совершенно особенные непривычные условия выполнения многих операций[1], без которых невозможно достижение результата как отдельных работ по обеспечению своей жизни, как в её активном проявлении, так и организации своего отдыха так и результата всего похода; романтизм путешествия и замкнутость детской группы делают эту деятельность эмоционально и педагогически насыщенной. Самое главное в такой деятельности то, что, будучи пропущенной через руки, она трансформируется в опыт. Тому, кто её организует очень важно понимать, что она для юных туристов может стать эталонной, не только для последующих походов, но и в качестве модели взрослого поведения, которая может быть спроецирована на другие виды деятельности повседневной жизни. В данном случае обеспечение своей жизни в автономном режиме есть не что иное, как самая настоящая взрослая жизнь в весьма взрослых условиях.

Остановимся подробнее на компонентах ситуации похода. 

Временной период от начала до конца похода.
Продолжительность путешествия играет немаловажную роль.
Одно-, двухдневные походы очень нужны, без них невозможно подойти  к многодневным походам, но они при всех своих достоинствах исключают некоторые очень значимые  элементы походного воспитания.
Однодневные походы (не пикники, не экскурсии, а именно походы, когда туристы активно в автономном режиме перемещаются в природной среде без использования транспорта) имея большое количество положительных моментов, не создают эффекта оторванности от привычного мира, от дома со всеми его благами цивилизации.
Двухдневный поход хотя и даёт некоторые преимущества перед однодневным, однако имеет и свои минусы. Одна единственная ночь даёт скорее не восстанавливающий силы эффект, а расслабляющий: все знают, что завтра вечером будут дома, поэтому можно подольше посидеть у костра. Руководитель должен понимать, что неповторимость ночного общения ребят друг с другом и с теми взрослыми, которые рядом очень важна. Много о чём можно поговорить, обсудить, послушать песни. И такие ночные «посиделки» могут продолжаться далеко за полночь. Загонять ребят в палатку в десять-одиннадцать часов, потому что руководителю хочется спать? Это нечестно по отношению к самим ребятам. Им жизненно необходимо это ночное общение, и костёр, и вся та атмосфера, которая вокруг этого костра существует.
Педагогический эффект трёхдневного похода более значителен. Первый вечер может оказаться шумным, но лечь спать всё же надо не в три ночи, а раньше, потому что завтра полный походный день, а вечером работы по установке лагеря. И если ночью не выспаться, как завтра идти по маршруту, как вечером работать на лагере?
Вечер накануне второй ночи уже более спокоен: ребята за прошедшие два дня всё же устали. И вот здесь уже можно руководителю начинать спокойный разговор с детьми: более конструктивно обсуждать вопросы организационного плана, анализировать различные ситуации прошедших дней, говорить о ценностях и пр. Накануне ребята были ещё не готовы к этому разговору, им было просто весело и хорошо. И к этому руководителю надо совершенно спокойно относиться: дети вырвались из дома.
Если же поход многодневный, то происходит втягивание в походный режим, полное принятие тех ролей, которые накладывает на участников ситуация похода, приобретение и закрепление навыков жизни в природе, навыков полного самообслуживания. 

Коммуникация взрослый–ребёнок, ребёнок–ребёнок, ребёнок–природа. В современном мире коммуникация «взрослый–ребёнок» вне школьных уроков практически сведена к нулю. Если подсчитать всё время общения родителей и детей, то оно, как правило, исчисляется минутами в сутки и это общеизвестно. Общение учителей с детьми после уроков, тоже, как правило, минимально. Хорошо, если ребёнок где-то занимается в клубе, секции, кружке. А если нет? И, наверное, никто не станет отвергать то, что не общаясь со взрослыми, а желательно со значимыми взрослыми, не имея перед глазами модели поведения взрослого, невозможно взрослым становится.
А когда взрослый находиться рядом и коммуникация с ним практически круглосуточная? Причём во время такой коммуникации вовсе не обязательно произносить слова, есть взгляды, жесты, есть модель поведения, есть то, что мы называем невербальными сигналами. А если есть неуловимый посыл: Я учу тебя, ты идёшь за мной, – то воспитательное влияние такого взрослого на ребёнка будет очень ощутимым.
В век информационных технологий социальные сети захватили людей и больших, и малых, и уже в сознании очень многих прочно закреплен штамп, что компьютер и интернет это возможность общения «со всем миром» и это благо. В какой-то мере да, но общение людей посредством интернета – это суррогат общения и не более того, и как любой суррогат, имея свои положительные стороны, имеет и множество недостатков.  Так общение для физически здоровых детей максимально  должно происходить «глаза в глаза», или как говорят сегодня – «в реале». Тогда  они проходят школу выстраивания отношений с другими людьми. Общение же посредством различных Web-сайтов никогда этому не научит, а наоборот часто усугубляет проблемы отношений в реальной жизни.
Коммуникация «ребёнок–ребёнок» в условиях ситуации похода замечательна тем, что, во-первых, она происходит не в условиях «городского заплеванного асфальта», она происходит в другой субкультуре. Здесь проявляется понимание ценности тех, кто рядом.  Естественно, это не возникает мгновенно, и даже может не уместиться и в два или три дня похода. Это может произойти медленно и эволюционно, а может потребоваться жесткая и неоднозначная ситуация, которая выведет на понимание этой ценности. Это может произойти само собой, а может при корректировании этого общения взрослым. Во-вторых, она учит нормальному языку, потому что рядом взрослый, который является серьёзным сдерживающим фактором к использованию детьми дворовой лексики. В-третьих, она учит тому, что мы называем толерантностью, учит принимать других такими, какие они есть. В-четвёртых, учит взаимодействию, умению работать в коллективе, стремлению к совместному достижению результата.  
На протяжении похода состав участников не меняется, каждый день перед глазами одни и те же лица, от которых не спрячешься. Хорошо, если со всеми дружные отношения, но и от друзей за несколько дней постоянного общения можно устать. А если у некоторых участников есть проблемы межличностного плана? Здесь как нигде происходит формирование коммуникативных навыков. Когда ребёнок на продолжительное время попадает в замкнутый коллектив и в относительно непривычные условия существования, то многие шаблоны своего городского, школьного, дворового поведения ему приходится менять. Те шаблоны, которые работают в городе, могут не срабатывать в походе и ребёнку просто необходимо принимать правила и нормы данного туристского коллектива.
Коммуникация «ребёнок–природа» вообще практически невозможна в условиях города. Ребенок чувствует окружающую его природу много острее, чем взрослый. Он ещё умеет мечтать, он немного хочет быть дикарём, он учится разумному природопользованию и, к сожалению, сталкивается со следами варварского обращения человека с природой. Восторг и ощущение себя частью мира, в который он попал, соприкосновение с природой первозданной и природой изменённой  добычей полезных ископаемых, пожарами, вырубками или другими следами цивилизации оставляет сильнейший отпечаток в его сознании, который в дальнейшей его взрослой жизни не только останется одним из переживаний детства, но и подчас способен управлять его личным поведением в отношении природопользования. Ведь то, что показывают по телевизору – это мир, который существует вне нас, не рядом с нами, и близко он, как правило, не принимается, он где-то там, на другой планете.

Жизнедеятельность группы во время похода.
Поход это не только перемещение в пространстве с преодолением трудностей, но и обеспечение своей жизни в полевых условиях.  Любой поход должен тщательнейшим образом готовиться, продумывается не только в части разработки маршрута, но и в части подготовки снаряжения, одежды и продуктов. Очень важно, чтобы во время подготовки к походу ребята были включены в эту работу, чтобы через свои руки по максимуму пропустили подготовку и ремонт снаряжения, закупку и расфасовку продуктов. А может быть и приняли участие в планировании маршрута.  Этот процесс еще до похода сплачивает ребят, даёт им представление о том, что успех и безаварийность любого путешествия во многом определяется его хорошей подготовкой.
Особо стоит отметить работы по устройству биваков и лагерей во время похода. Эта детская деятельность является педагогически насыщенной как в части самого процесса (дети «строят дом» часто превозмогая усталость и в этом процессе приобретают большое количество различных навыков как материального труда, так и межличностной коммуникации), так и в получении опредмеченного результата своего труда (обустроенный лагерь, в котором приятно жить).

          Все события, которые происходят во время похода. Каждый из нас, наверное, ловил себя на том, что память фиксирует надолго события яркие, отличные от тех, что повторяются изо дня в день.  Такие события мы можем помнить по минутам, воспроизводя их через много лет, мы помним своё состояние, которое чувствовали тогда, мы помним всех, кто в них участвовал.
Сам спортивный поход и всё что в нем происходило, как правило, для детей уже является таким ярким событием. Несколько дней похода впрессовывают в себя столько впечатлений и эмоций, что в «городской» жизни не происходит и за более длительный промежуток времени. Неделя похода может дать такой педагогический эффект, какого в городских условиях не получить и за год.
Невозможно научиться выходить из сложных ситуаций, если в них не оказываться. А если ситуация не сложная, но значимая для воспитания, для взросления? И такие ситуации должны быть обязательно, и их должно быть много. Приведу пример такой ситуации и небольшой её анализ.
Детская группа сплавляется на катамаранах по реке. Июль. Солнце. Но постепенно,  постепенно начинает усиливаться ветер и на небе собираются грозные облака. Руководитель советует ребятам достать плащи и дождевые куртки. Всё говорит о том, что: через полчаса польёт. Полило не через полчаса, а раньше, да так, что в ста метрах ничего не видно. Хотя все суда плывут рядом и каких-то препятствий на реке не ожидается, но руководитель принимает решение приставать к берегу. 
Но сидеть на берегу под проливным дождём тоже  мало приятного. Как минимум холодно. Руководитель оперативно даёт указания, что кому делать: кто достаёт тент, кто натягивает для него между деревьев веревку, кто собирает дрова, кто делает растопку для костра. При этом сверху льёт и льет очень сильно. Даже если какие-то собранные дрова окажутся потом невостребованными, но всё же лучше их собирать и двигаться, чем трястись от холода.  Пятнадцать-двадцать минут и костер под тентом горит, дрова собраны и тоже находятся под тентом, а ребята стоят вокруг костра, им уже тепло, а на лицах удовлетворение от того, что сделано…
Ситуация совершенно не экстремальная, хотя рафинированному городскому жителю может так не показаться. И таких ситуаций в условиях недельного похода может быть много. Что при этом развивается у ребенка? Оперативность реагирования на происходящее, волевое поведение, навык совместной деятельности в жестких условиях,  навык руководства (более опытным ребятам частично передаются функции руководителя) и подчинения (здесь не надо рассуждать, здесь надо выполнять, причем всё делать очень быстро), инициатива, физическое закаливание  организма, моральное закаливание характера, проявляются во всех ракурсах установки: «Движение – это жизнь», «За жизнь надо бороться» и пр. и пр.

Несколько слов о рефлексии. Чтобы воспитательный эффект похода был максимален, руководителю необходимо постоянно выводить ребят на рефлексию отдельной ситуации, дня, всего похода. В походных условиях, вне городской суматохи, есть возможность неспешного разговора с ребёнком, когда он может взглянуть на себя изнутри. Это может быть вечером у костра, это может быть на берегу бурлящего потока, в принципе неважно где, лишь бы было спокойно и не нужно было бы никуда бежать, присутствовал определённый эмоциональный фон, который создаёт окружающая природа, и который практически отсутствует  в городской жизни. (О путях создания рефлексивного пространства читайте в статьях «Книга про поход – опыты взросления». «Первое сентября». М.  2011, 25 июня, № 12, с. 13.; «Педагогическая рефлексия в пространстве детского туристского коллектива». "Народное образование". М. 2011, № 3, С.221-227)

       Завершая эту статью о феномене ситуации похода, в качестве иллюстрации хочется рассказать о реальном походе, который, надеюсь, очень много дал его участникам. В преддверии жаркого лета  давайте вместе с  участниками этого похода окажемся на заснеженных склонах хребта Мяо-Чан и переживем некоторые его моменты. Думаю, что те, кто ходит с детьми в спортивные походы согласятся со мной, что лыжные автономные походы с детьми нечто особенное по сложности, а соответственно по трудозатратам как для детей, так и для руководителя. Детские лыжные походы – это высший пилотаж детского туризма. 


Хабаровский край, хребет Мяо-Чан, март 2011 года  

В период подготовки к походу оказалось, что в него могут пойти лишь школьники возраста с шестого по восьмой класс. Не беда. Значит и район выбираем такой, чтобы был и по силам, и по километражу, и по сложности, чтобы выход к людям был сравнительно быстрый, и количеством дней на маршруте – не больше недели.

Школьники школьникам рознь. Конечно, вести в лыжный недельный поход современных городских 13-14-ти летних подростков, которые и представления не имеют о существовании человека в природной среде, которые не умеют терпеть и не способны преодолевать трудности, да и в физическом плане слабы – нельзя. Наши же ребята занимаются туризмом давно. Кто год, кто два, кто уж скоро три года; участвовали в различных туристских мероприятиях: в водных походах, в спелеологических походах в межсезонье с ночёвками в зимних палатках, в небольших пешеходных путешествиях, в различных туристско-спортивных лагерях и сборах, а вот лыжных походов в их жизни пока не было. Поэтому несложное лыжное путешествие таким весьма невзрослым составом способно дать ребятам очень наглядное представление об истинных трудностях походной жизни. Взрослых кроме руководителя нет, а обычно, во всех путешествиях, в которых принимали участие эти ребята, их было достаточно; бензопилы в руках у взрослого во время заготовки дров тоже нет, и поэтому все дрова, которые необходимы для приготовления пищи и отопления палатки необходимо готовить «вручную» с помощью двуручной пилы и топора; все дни на ногах, а все перемещения по лесу только на лыжах,  иначе утонешь в снегу; всё что касается жизнеобеспечения необходимо делать самим… В общем, всё по серьёзному!

Как давно я не ходил в походы, в которых я один взрослый, а остальные дети младшего подросткового возраста! Ни студентов, ни даже опытных старшеклассников! Конечно, всех своих участников я давно знаю и могу оценивать насколько для каждого из них это вообще реально. Точно знаю, то, что я напланировал для этих юных туристов осуществить реально. Ведь нам всего-то и надо за пару дней подойти к горе Чалба от посёлка Горного, сделать на неё восхождение и своей же лыжнёй вернуться назад.

Пусть поход несложный, некатегорийный, но это настоящий лыжный поход в автономке с пятью ночёвками в палатке с печкой.

Катя И., 13 лет. Перед походом меня настраивали, что я буду идти и умирать. И еще я ожидала, что с таким коллективом будет не скучно, а весело и смешно.

Богдан В., 14 лет. Собираясь в поход, я ожидал от него увидеть красивые пейзажи, услышать много шуток среди тесной и хорошо знакомой компании и конечно преодолеть различные трудности.

Владислав Т., 14 лет. Собираясь в поход, я ожидал от него, получить удовольствие, набраться опыта и уехать из города «в природу», отдохнуть от всего, хорошо провести время.

Игорь П., 13 лет. Собираясь в поход, я ожидал от него, что я стану сильней. Ожидал, что увижу очень красивую природу. Я думал, что будет легко.

Владислав Ч., 14 лет. Собираясь в поход, я ожидал от него, бурю эмоций, массу ощущений.

…После первой ночёвки вдруг оказалось, что у ребят не все вещи, которые накануне находились в рюкзаках, перестали в них влезать. Практически у всех возникли проблемы с укладкой в рюкзак теплоизоляционных ковриков, и ребята их рулончиками стали цеплять снаружи рюкзаков, что в таёжных походах не очень хорошо, поскольку при перемещении по лесу они сразу становятся предметами, которые цепляются за ветки и очень мешают идти, да и секутся и рвутся коврики ветками. Влад очень долго вставлял печку в рюкзак. Ну не влезает она! Но ведь была она там, и другого для неё места нет. Не в руках же её нести?!

С советами и помощью я ни к кому не лезу. Как у ребят получается, так и получается. Нам сегодня не Эверест покорять, а от моей помощи польза может быть лишь сиюминутная, а воспитательного эффекта никакого. И вообще помогать стараюсь лишь тогда, когда ко мне за помощью обращаются. А советы… Если они даются на неподготовленную почву, то пользы от них нет всё равно не будет. Надеюсь, читатель понял, что здесь речь идет об укладке рюкзака и о каких-то бытовых вещах, а не о безоговорочном соблюдении техники безопасности, например, при работе пилой и топором или безопасности при движении на сложных участках леса или снежного склона.

...Идем медленно. Игорь часто теряет равновесие и падает. Потихоньку-потихоньку уклон в нашем направлении возрастает, и около 12 часов останавливаемся, чтобы на лыжах навязать тормозилы из репшнуров, потому что пластиковые лыжи вниз, то есть назад, катятся лучше, чем идут вперед, то есть вверх, да попить чаю из термоса. На тормозилах дальше пошлось легче.

…На маршрут выходим в начале четвертого. Практически сразу старая лесная дорога по которой мы идём, оставшаяся с 50-60-х годов, когда в этом районе шли активные геологические изыскания, стала подниматься из долины на склон. Дорога – хорошо, лыжня на ней – просто замечательно, но вот главное препятствие для нас стелящиеся над снежной поверхностью стволы молодых берез и осин. Местами просто частокол, через который надо пробираться, продираться, а порой просто прорываться. Уматает и взрослого. Поэтому идём медленно.

Катя поняла, что первой ей идти проще, поэтому попросила, чтобы и завтра ей идти первой.

В начале шестого, памятуя о долгой постановке лагеря накануне, найдя пригодную сушину, останавливаемся.

Надеваем куртки и приступаем к лагерным работам. Ребята обещают, что «ну вот сегодня, мы закончим лагерные дела быстрее, чем за пять часов». Но…встали на лагерь в пять вечера, в палатку залезли в десять вечера. Опять долго пилили и кололи дрова. Ствол с большим количеством сучков, пилить его неудобно. Чурки пилили там же, где свалили сушину, и носили мне их к костру, где я их уже колол.

 Катя молодец, она сама себе ищет работу. Ей по два раза ничего говорить не приходиться.

Часам к восьми пошел слабый снег, но, похоже, это просто снежная морось, но когда ужинали, чувствовалось, что ребятам не весело. Устали, да и снег сверху, да и дым от костра, который уже ушел на полметра вниз – все удовольствия сразу. Здесь снега еще больше чем на первой ночёвке, и готовя костровое место, мы так и не смогли докопаться до земли. Пришлось делать настил из толстых бревен, а они потихоньку всё-таки сгорают, да и снег под горящими дровами тает.

…Дежурный Влад Ч. выходит из палатки в 7.05. Я, многократным окликиванием каждого пытаюсь поднять моих юных туристов, при этом сам подниматься не тороплюсь. Всё равно поднявшись много позже ребят из палатки выйду значительно раньше последнего. Так получилось и в этот раз.

Выхожу. Ни костра, ни тем более висящих над ним и кипящих котлов не наблюдаю. И чего Влад целый час  здесь делал? Оба Влада да Игорь что-то пытаются делать, но как мне увиделось, стоят вокруг того места, где должен быть костёр, держат в руках какие-то палочки, спички, что-то еще, да смотрят на то место, где должен появиться огонь…  М-да… огонь здесь появится еще очень не скоро… Приходиться опять начать руководить. Точнее брать в руки топор, делать щепу оставшихся с ночи печных чурок, раскладывать растопку, поджигать, подкладывать… Через 10 минут сильный огонь охватил котлы, а через 20 минут и вода в них закипела. Очень надеюсь, что все, кто был в это время рядом что-то усвоили.

Уже в который раз убеждаюсь, что теоретические рассказы о типах костров, об их назначениях вне той среды, где они должны гореть, а например, в классе с иллюстрацией красивых картинок, проку не имеют совершенно. Только оказавшись в реальных условиях, где тот или иной тип костра имеет смысл, можно и объяснить, и показать, и на практике закрепить. Только пропустив через руки, да если еще и в условиях далёких от тепличных, можно получить результат, который останется в сознании ребят на всю жизнь.

…На перевал Сектах вышли лишь  к половине третьего. Два километра мы шли четыре часа! А ведь подолгу не сидели нигде, действительно было трудно пробираться через кусты, где-то искать обходы, на которые времени уходило не меньше. Торопиться в таких местах нельзя. Вот вроде бы и сложности какой-то особенной нет, иди, ныряй под ветки, отводи их руками, смотри, чтобы тому, кто идет следом, ветка не сыграла по лицу, но уматывают такие участки сильно. Старые геологические дороги… Это конечно песня, зарастают подлеском так, что по ним становится идти сложнее, чем по лесу рядом. Но в нашем случае и по лесу, который рядом идти не то что сложно, а невозможно. Дорога идет вдоль склона, и справа от нас склон от дороги уходит круто вверх, а слева – круто вниз, на нём много снега и густой еловый лес.

На перевале делаем перекус с чаем из термоса и снова уходим в кусты, но, пройдя метров триста, обнаруживаем очень красивый снежный кулуар, по которому по моим прикидкам очень быстро можно спуститься в ручей. Ну, быстро – не быстро, но проще, чем тащиться по нашей дороге вдоль склона с ветками. А по ручью, хотя и тропить, возможно, придется, но всё же при том количестве снега что сейчас, идти будет и безопаснее и приятнее. Лучше уж идти, тропя себе лыжню по руслу ручья, чем уродоваться на подлеске.

С точки зрения лавинной опасности кулуар этот безопасен, снега свежего давно не было, а тот, что под ногами плотный, но не ледяной наст и не жесткий ветровой снег. Проваливаешься сантиметров на пять, что вполне достаточно для нормального лыжного следа. Объясняю ребятам, как идти по моим следам, как на склоне поворачивать, а сам без тормозил очень быстро рисую на склоне серпантин, по которому ребятам идти, и уже снизу от того места, где этот склон уходит в деревья наблюдаю через окуляр видеокамеры и фотоаппарата за ними. Минут сорок они до меня спускались. Как тренировочный склон для отработки спусков-подъёмов он просто замечателен, и безопасный, и снегу на нём много, и виден как снизу, так и сверху он весь, а что главное, это настоящий горный склон. Первый до меня добрался Богдан, ему спуск дался полегче, остальные падали-вставали много-много раз. И вот опять, пока на склон не встанешь, его не поймёшь.

Богдан.  Самое трудное это холод и снег в большом количестве, и тяжесть рюкзака, и заготовка дров. Надо было пилить и колоть, колоть и пилить, и так всё время, но после в палатке, когда всё сделано, можно расслабиться и повесить сушиться одеждуJ Трудность была в недостатке времени и питья. Неудобно было есть в здоровых перчатках, а без них было сильно холодно. Надо было пилить и колоть, колоть и пилить, пилить и пилить, колоть, колоть, пилить, колоть, колоть, пилить, пилить, колоть, пилить…

Владислав Ч. Если четно, я еще ни разу ни ходил в такие походы. Я не ожидал, что все будет настолько серьезно, трудно и непреодолимо, но мы все молодцы, справились со всеми трудностями и не побоялись. Я честно скажу, я никогда не уматывался так сильно, как при пилке, рубке и таскании дров. У меня в первые  три дня болели руки, будто я штангист-тяжелоатлет и иду на мировой рекорд в поднятии штанги. Нет, реально было очень тяжело. Вот представьте себе такую картину: шесть вечера, пятеро детей и один взрослый ставим лагерь. В частности я каждый день нашего похода выкапывал яму под костер, не сказать, что это очень легко, но и не трудно. Богдан и Дмитрий Вячеславович пилят сушину, Катя и Игорь затаптывают место под палатку, Влад рубит кол. А через час мы все «суровые», «сильные», «могучие» и «реальные пацаны» идем пилить дрова на печку. семь часов вечера, восемь, девять  – ура, ужин! тридцать минут отдыха и опять половина десятого, половина одиннадцатого – вроде все, но надо еще все занести в палатку. В одиннадцать мы ложимся спать, а засыпаем лишь к полуночи, потому что еще  долго укладываемся и разговариваем. И это все на каникулах! Я за весь учебный год не уматывался так сильно как за эти семь дней!

…Собрав необходимое снаряжение и одежду всех участников в один рюкзак, выдвигаемся в сторону горы Чалба. Насколько легче всем идти и тропить без рюкзаков! Морозец чувствуется, но безветренно, очень тихо. Вот-вот выйдем из тени на солнце.

… В половине третьего, когда до вершины оставалось около километра совершенно простого и пологого подъема, останавливаемся. Вот, вот она вершина! Только руку протяни, но… Всё, хватит. Чуть-чуть не дошли. И время уже поджимает, ведь не только надо подняться, но еще и с пуститься, и вернуться в лагерь, а там бы еще на ночь дров напилить. Да и ребята уже просто устали, это видно невооруженным глазом. Пьём чай. Делимся впечатлениями от того, что видим перед глазами. А перед глазами как на ладони заснеженный хребет Мяо-Чан. Очень красиво!

Катя.  Я так и думала, что буду идти и идти, а тут «бах» и передо мной такая красота – горы, ради которых я и шла. Ну, по сравнению с тем, как меня настраивали и я сама себя настраивала, был всего один трудный день и поход был не такой трудный. Красота была невиданная мной, она может сравниться только с бурлящей водой. Когда мы поднимались на вершину горы, у меня очень устали ноги, но я шла. И ещё мне понравились спуски вниз, потому что где-то я тормозила и поворачивала, а это для меня как подвиг.

Владислав Т. Я считаю, что самая большая трудность – это преодолеть себя. Не каждый выдержит такую нагрузку. Но тому, что преодолел себя, наградой будут красивые пейзажи, хорошее настроение и много ярких моментов. Для меня самым ярким событием в этом походе стал подъём на гору. Когда поднимаешься на вершину, чувствуешь ветер, ощущаешь жаркое солнце и видишь много красивых видов.  Я хочу сказать, не нужно бояться трудностей, нужно уметь преодолевать себя, не падать духом. Поход – это то, что помогает узнать кто ты, что ты из себя представляешь. Поход – это то, что помогает тебе хоть и ненадолго, но уехать из города, уйти от проблем. Поход – это много хорошо проведенного времени с хорошими людьми. Любой человек, хоть один раз, но должен побывать в таких условиях, должен преодолеть себя.

http://shkola-teacher.livejournal.com/

klub_argo@mail.ru



[1] Например, в летнем пешеходном походе это комары и мошка, это может быть дождь в течение несколько дней, который может вносить некоторые коррективы, но не отменяет плана похода и состояние «водоплавающих» становится привычным, или это наоборот длительная изнуряющая жара, это движение с тяжелым рюкзаком и пр.; в лыжном походе это глубокий снег, мороз, работа на крутом снежном склоне, толстые перчатки на руках и пр.